Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сказал Витька.  - И потом,  мы не Майка.  Мы, слава богу, магистры. Кто
нас может одолеть? Ну, Янус. Ну, Киврин, Хунта. Может быть, Жиакомо еще.
     - Вот Саша у нас слабоват, - извиняющимся тоном сказал Эдик.
     - Ну и что? - спросил я. - Мне, что ли, одному мерещится?
     - Вообще-то  это  можно  было  бы  проверить,  - задумчиво сказал
Витька. - Если Сашку... того... этого...
     - Но-но,  - сказал я.  - Вы мне это прекратите.  Других способов
нет, что ли? Надавите на глаз. Или дайте диктофон постороннему человеку.
Пусть прослушает и скажет, есть там запись или нет.
     Магистры жалостливо улыбнулись.
     - Хороший ты программист, Саша, - сказал Эдик.
     - Салака, - сказал Корнеев. - Личинка.
     - Да,  Сашенька, - вздохнул Роман. - Ты даже представить себе не
можешь,  я вижу,  что такое настоящая,  подробная,  тщательно наведенная
галлюцинация.
     На лицах магистров появилось мечтательное выражение  -  видимо  их
осенили   сладкие  воспоминания.  Я  смотрел  на  них  с  завистью.  Они
улыбались.  Они жмурились.  Они подмигивали кому-то.  Потом  Эдик  вдруг
сказал:
     - Всю зиму у нее цвели орхидеи.  Они пахли самым  лучшим  запахом,
какой я только мог выдумать...
     Витька очнулся.
     - Берклианцы, - сказал он. - Солипсисты немытые. "Как ужасно мое
представленье!"
     - Да,  -  сказал  Роман.  -  Галлюцинации  - это не предмет для
обсуждения.  Слишком простодушно.  Мы не дети и не бабки.  Не хочу  быть
агностиком. Какая там у тебя была идея, Эдик?
     - У меня?.. Ах да, была. Тоже в общем-то примитив. Матрикаты.
     - Гм, - сказал Роман с сомнением.
     - А как это? - спросил я.
     Эдик неохотно объяснил, что, кроме известных мне дублей, существуют
еще матрикаты - точные,  абсолютные  копии  предметов  или  существ.  В
отличие  от  дублей  матрикат  совпадает  с  оригиналом  с  точностью до
структуры.  Различить их обычными методами невозможно. Нужны специальные
установки,  и вообще это очень сложная и трудоемкая работа. В свое время
Бальзамо  получил  магистра-академика  за   доказательство   матрикатной
природы  Филиппа  Бурбона,  известного  в народе под прозвищем "Железная
Маска".  Этот матрикат  Людовика  Четырнадцатого  был  создан  в  тайных
лабораториях  иезуитов  с  целью  захватить французский престол.  В наше
время  матрикаты  изготавливаются  методом  биостереографии  а-ля  Ришар
Сэгюр.
     Я не знал тогда, кто такой Ришар Сэгюр, но я сразу сказал, что идея
о  матрикатах  может  объяснить только необычайное сходство попугаев.  И
все.  Например,  остается по-прежнему непонятным,  куда исчез  вчерашний
дохлый попугай.
     - Да,  это так, - сказал Эдик. - Я и не настаиваю. Тем более что
Янус не имеет никакого отношения к биостереографии.
     - Вот именно,  - сказал я смелее.  - Тогда уж лучше предположить
путешествие в описываемое будущее. Знаете? Как Луи Седловой.
     - Ну? - сказал Корнеев без особого интереса.
     - Просто Янус летает в какой-нибудь фантастический роман, забирает
оттуда попугая и привозит сюда. Попугай сдохнет, он снова летит на ту же
страницу и опять... Тогда понятно, почему попугаи похожи. Это один и тот
же  попугай,  и  понятно,  почему  у  него  такой  научно-фантастический
лексикон.  И вообще, - продолжал я, чувствуя, что все получается не так
уж глупо,  - можно даже попытаться объяснить,  почему  Янус  все  время
задает  вопросы:  он  каждый раз боится,  что вернулся не в тот день,  в
который следует... По-моему, я все здорово объяснил, а?
     - А  что,  есть  такой  фантастический  роман?  -  с любопытством
спросил Эдик. - С попугаем?..

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.