Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     За окном никого не было,  не было даже дуба. Я протер глаза и снова
посмотрел.  Я отчетливо видел прямо перед собой замшелый колодезный сруб
с  воротом, ворота  и свою машину у ворот. "Все-таки сплю",-- успокоенно
подумал я.  Взгляд мой упал на  подоконник,  на  растрепанную  книгу.  В
прошлом сне это был третий том "Хождения по мукам",  теперь на обложке я
прочитал:  "П.  И.  Карпов.  Творчество душевнобольных и его влияние  на
развитие  науки,  искусства и техники".  Постукивая зубами от озноба,  я
перелистал книжку и просмотрел цветные вклейки. Потом я прочитал "Стих N
2":

                    В кругу облаков высоко
                    Чернокрылый  воробей
                    Трепеща  и  одиноко
                    Парит быстро над землей.
                    Он летит ночной порой,
                    Лунным светом освещенный,
                    И, ничем не  удрученный,
                    Все он видит под собой.
                    Гордый, хищный, разъяренный,
                    И, летая, словно тень,
                    Глаза светятся как день.

     Пол вдруг  качнулся  под  моими  ногами.   Раздался   пронзительный
протяжный скрип,  затем,  подобно гулу далекого землетрясения, раздалось
рокочущее:  "Ко-о...  Ко-о...  Ко-о..." Изба заколебалась,  как лодка на
волнах.  Двор  за  окном  сдвинулся  в сторону,  а из-под окна вылезла и
вонзилась когтями в землю исполинская  куриная  нога,  провела  в  траве
глубокие борозды и снова скрылась.  Пол круто накренился, я почувствовал
что падаю,  схватился руками за что-то мягкое, стукнулся боком и головой
и свалился с дивана. Я лежал на половиках, вцепившись в подушку, упавшую
вместе  со  мной.  В  комнате  было  совсем  светло.  За  окном   кто-то
обстоятельно откашливался.
     - Ну-с,  так...  - сказал хорошо поставленный мужской голос. - В
некотором  было  царстве,  в  некотором  государстве  был-жил  царь,  по
имени...   мнэ-э...   Ну,  в  конце  концов  неважно.  Скажем,  мнэ-э...
Полуэкт...  У него было три сына-царевича.  Первый...  мнэ-э-э... Третий
был дурак, а вот первый?..
     Пригибаясь, как  солдат  под  обстрелом,  я  подобрался  к  окну  и
выглянул.  Дуб был на месте. Спиною к нему стоял в глубокой задумчивости
на задних лапах кот Василий.  В зубах у него был зажат цветок  кувшинки.
Кот  смотрел  себе  под  ноги  и  тянул:  "Мнэ-э-э..."  Потом он тряхнул
головой,  заложил передние лапы за спину и,  слегка сутулясь, как доцент
Дубино-Княжицкий на лекции, плавным шагом пошел в сторону от дуба.
     - Хорошо...  -  говорил  кот сквозь зубы.  - Бывали-живали  царь
да   царица.   У   царя,  у  царицы  был  один  сын...  мнэ-э...  дурак,
естественно...
     Кот с досадой выплюнул цветок и, весь сморщившись, потер лоб.
     - Отчаянное положение,  - проговорил он.  - Ведь кое-что  помню!
"Ха-ха-ха!  Будет  чем  полакомиться:  конь  -  на обед,  молодец - на
ужин..."  Откуда бы это? А Иван,  сами понимаете - дурак, отвечает: "Эх
ты,  поганое  чудище,  не  уловивши  бела  лебедя,  да  кушаешь!" Потом,
естественно - каленая стрела,  все три головы долой,  Иван вынимает три
сердца  и  привозит,  кретин,  домой матери...  Какой подарочек!  - Кот
сардонически засмеялся,  потом вздохнул.  - Есть еще такая  болезнь  --
склероз, - сообщил он.
     Он снова вздохнул,  повернул обратно к дубу и запел:  "Кря-кря, мои
деточки!  Кря-кря,  голубяточки! Я... мнэ-э... я слезой вас отпаивала...
вернее - выпаивала..."  Он в третий раз вздохнул и некоторое время шел
молча.  Поравнявшись с дубом,  он вдруг немузыкально заорал: "Сладок кус
недоедала!..."

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.