Случайный афоризм
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неисчислимы  и, быть может, вовеки непоправимы. И  кошмар  этот,
повторяю,  тем  ужаснее,  что  он даже  всячески  прославляется,
возводится   в  перл  создания  и  годами  длится   при   полном
попустительстве  всего  мира, который уж  давно  должен  был  бы
крестовым походом идти на Москву.
     Что  произошло?  Как  не безумна была  революция  во  время
великой   войны,  огромное  число  будущих  белых   ратников   и
эмигрантов  приняло ее. Новый домоправитель оказался ужасным  по
своей  всяческой  негодности,  однако  чуть  не  все  мы  грудью
защищали  его.  Но  Россия, поджигаемая  <планетарным>  злодеем,
возводящим разнузданную власть черни и все самые низкие свойства
ее  истинно  в  религию, Россия уже сошла с ума,-  сам  министр-
президент на московском совещании в августе 17 года заявил,  что
уже  зарегистрировано,- только зарегистрировано! - десять  тысяч
зверских и бессмысленных народных <самосудов>. А что было затем?
Было   величайшее  в  мире  попрание  и  бесчестие  всех   основ
человеческого существования, начавшегося с убийства  Духонина  и
<похабного   мира>  в  Бресте  и  докатившееся  до   людоедства.
Планетарный  же  злодей,  осененный  знаменем  с  издевательским
призывом  к свободе, братству и равенству, высоко сидел  на  шее
русского  дикаря  и весь мир призывал в грязь  топтать  совесть,
стыд,  любовь,  милосердие,  в прах дробить  скрижали  Моисея  и
Христа,  ставить  памятники Иуде и Каину, учить <Семь  заповедей
Ленина>. И дикарь все дробил, все топтал и даже дерзнул  на  то,
чего  ужаснулся бы сам дьявол: он вторгся в самые Святая  святых
своей родины, в место страшного и благословенного таинства,  где
века  почивал величайший Зиждитель и Заступник ее, коснулся раки
Преподобного Сергия, гроба, перед коим веками повергались  целые
сонмы   русских  душ  в  самые  высокие  мгновения  их   земного
существования.  Боже, и это вот к этому самому дикарю  должен  я
идти  на поклон и служение? Это он будет державным хозяином всея
новой Руси, осуществившим свои <заветные чаяния> за счет соседа,
зарезанного  им из-за полдесятины лишней <земельки>?  В  прошлом
году,  читая  лекцию  в  Сорбонне,  я  приводил  слова  великого
русского  историка,  Ключевского:  <Конец  русскому  государству
будет  тогда,  когда разрушатся наши нравственные основы,  когда
погаснут  лампады над гробницей Сергия Преподобного и  закроются
врата  Его Лавры>. Великие слова, ныне ставшие ужасными!  Основы
разрушены, врата закрыты и лампады погашены. Но без этих  лампад
не бывать русской земле - и нельзя, преступно служить ее тьме.
     Да,  колеблются  устои  всего мира,  и  уже  представляется
возможным,  что мир не двинулся бы с места, если бы развернулось
красное знамя даже и над Иерусалимом и был бы выкинут самый Гроб
Господень:  ведь  московский  Антихрист  уже  мечтает  о   своем
узаконении  даже самим римским наместником Христа.  Мир  одержим
еще  небывалой  жаждой  корысти  и  равнением  на  толпу,  снова
уподобляется  Тиру и Сидону, Содому и Гоморе. Тир и  Сидон  ради
торгашества ничем не побрезгуют. Содом и Гомора ради похоти ни в
чем не постесняются. Все растущая в числе и все выше поднимающая
голову  толпа  сгорает от страсти к наслаждению, от  зависти  ко
всякому  наслаждающемуся. И одни (жаждущие покупателя) ослепляют
ее блеском мирового базара, другие (жаждущие власти) разжиганием
ее  зависти.  Как приобресть власть над толпой, как прославиться
на  весь  Тир, на всю Гомору, как войти в бывший царский  дворец
или  хотя бы увенчаться венцом борца якобы за благо народа? Надо
dsp`whr| толпу, а иногда даже и самого себя, свою совесть,  надо
покупать расположение толпы угодничеством ей. И вот образовалось
в  мире уже целое полчище провозвестников <новой> жизни, взявших
мировую привилегию, концессию на предмет устроения человеческого
блага, будто бы всеобщего и будто бы равного. Образовалась целая

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.