Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     
     Соотечественники.
     Наш вечер посвящен беседе о миссии русской эмиграции.
     Мы  эмигранты,- слово  к нам подходит, как  нельзя
более.  Мы в огромном большинстве своем не изгнанники, а  именно
эмигранты,  то есть люди, добровольно покинувшие родину.  Миссия
же  наша связана с причинами, в силу которых мы покинули ее. Эти
причины на первый взгляд разнообразны, но в сущности сводятся  к
одному;  к  тому,  что  мы  так  или  иначе  не  приняли  жизни,
воцарившейся  с  некоторых пор в России, были  в  том  или  ином
несогласии,  в той или иной борьбе с этой жизнью и,  убедившись,
что  дальнейшее  сопротивление наше грозит нам лишь  бесплодной,
бессмысленной гибелью, ушли на чужбину.
     Миссия  -  это звучит возвышенно. Но мы взяли и  это  слово
вполне  сознательно,  памятуя его точный смысл.  Во  французских
толковых словарях сказано: <миссия есть власть (pouvoir), данная
делегату  идти делать что-нибудь>. А делегат означает  лицо,  на
котором лежит поручение действовать от чьего-нибудь имени. Можно
ли  употреблять такие почти торжественные слова в  применении  к
нам?  Можно  ли  говорить, что мы чьи-то  делегаты,  на  которых
возложено некое поручение, что мы предстательствуем за  кого-то?
Цель  нашего  вечера  - напомнить, что не  только  можно,  но  и
должно.  Некоторые из нас глубоко устали и, быть может,  готовы,
под  разными  злостными влияниями, разочароваться  в  том  деле,
которому  они  так  или  иначе  служили,  готовы  назвать   свое
пребывание  на чужбине никчемным и даже зазорным.  Наша  цель  -
твердо  сказать: подымите голову! Миссия, именно миссия, тяжкая,
но и высокая, возложена судьбой на нас.
     Нас, рассеянных по миру, около трех миллионов. Исключите из
этого  громадного  числа десятки и даже сотни тысяч  попавших  в
эмигрантский  поток уже совсем несознательно,  совсем  случайно;
исключите    тех,   которые,   будучи   противниками    (вернее,
соперниками)  нынешних владык России, суть, однако,  их  кровные
братья;  исключите  их пособников, в нашей среде  пребывающих  с
целью  позорить  нас  перед лицом чужеземцев  и  разлагать  нас:
останется   все-таки   нечто  такое,  что   даже   одной   своей
численностью  говорит  о  страшной  важности  событий,   русскую
эмиграцию  создавших,  и дает полное право пользоваться  высоким
языком.  Но численность наша еще далеко не все. Есть еще  нечто,
что  присваивает нам некое назначение. Ибо это нечто заключается
в том, что поистине мы некий грозный знак миру и посильные борцы
за вечные, божественные основы человеческого существования, ныне
не только в России, но и всюду пошатнувшиеся.
     Если  бы  даже наш исход из России был только инстинктивным
протестом  против  душегубства и разрушительства,  воцарившегося
там,  то и тогда нужно было бы сказать, что легла на нас  миссия
некоего указания: <Взгляни, мир, на этот великий исход и осмысли
его  значение.  Вот перед тобой миллион из числа лучших  русских
душ,  свидетельствующих,  что  далеко  не  вся  Россия  приемлет
власть,  низость и злодеяния ее захватчиков; перед тобой миллион
душ,  облаченных в глубочайший траур, душ, коим было дано видеть
гибель  и  срам одного из самых могущественных земных  царств  и
знать, что это царство есть плоть и кровь их, дано было оставить
домы  и  гробы  отчие,  часто  поруганные,  оплакать  горчайшими
слезами тысячи и тысячи безвинно убиенных и замученных, лишиться
bqjncn  человеческого благополучия, испытать врага столь подлого
и  свирепого, что нет имени его подлости и свирепству,  мучиться
всеми  казнями  египетскими  в  своем  отступлении  перед   ним,
воспринять все мыслимые унижения и заушения на путях чужеземного
скитальчества:  взгляни,  мир,  и  знай,  что  пишется  в  твоих

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.