Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жадно  читающей девочки и опровержение большевистских  слухов  о
Харькове — все болезненно умиляло.
     Рассказывали:  когда в прошлом году пришли в Одессу  немцы,
«товарищи» вскоре стали просить у них разрешения устроить бал до
утра.  Немец комендант с презрением пожал плечами: «Удивительная
страна Россия! Чего ей так весело?!»
     18 июня
     «Последняя отчаянная схватка! Все в ряды! Черные  тучи  все
гуще, карканье черного воронья все громче!» — и так далее.
     В Киеве доклад Раковского о международном положении:
     «Революция  охватила  весь  мир...  Хищники  дерутся  из-за
добычи...  Контрреволюцию  в Венгрии  мы  потопим  в  крови!»  И
дальше:   «Позор!   В   Харькове  четыре   деникинца   произвели
неописуемую панику среди наших многочисленных эшелонов!»  И  как
венец всего: «Падение Курска будет гибелью мировой революции!»
                              —————
     Только  что  был на базаре. Бежит какой-то босяк,  в  руках
экстренный  выпуск газеты: «Мы взяли назад Белгород,  Харьков  и
Лозовую!» — Буквально потемнело в глазах, едва не упал.
     19 июня.
     Вчера  на  базаре  несколько  минут  чувствовал,  что  могу
упасть.  Такого  со  мной никогда не бывало. Потом  тупость,  ко
всему отвращение, полная потеря вкуса к жизни. После обеда у  Щ.
Там Лурье, Кауфман. Телеграмме никто не верит, ее напечатали  по
приказу   Исполкома,  по  настоянию  Фельдмана.  Я   купил   эту
телеграмму, чтобы взвесить каждое слово. Каждое слово режет, как
ножом,  переворачивает душу: «Бюллетень Известий Од. Сов.  раб.,
кр.  и  красноарм.  депутатов. Красные войска  отобрали  обратно
Харьков, Лозовую, Белгород. По прямому проводу 18 июня, в  1  ч.
35  м.  из  Киева  радостная весть: Харьков,  Лозовая,  Белгород
очищены от белогвардейских банд, которые в панике бегут.  Судьба
Деникина  решена!  В Курске ликование пролетариата.  Мобилизация
проходит  с  небывалым подъемом. В Полтаве  энтузиазм...»  Итак,
победа  сразу на пространстве 500 верст. «Энтузиазм  в  Полтаве»
должен показать, что она цела и сохранна. А слухи совсем другие:
нашими взяты Камышин, Ромодан, Никополь.
     Нынче  вскочил все-таки в семь и купил газеты все до одной:
«Циркулировавшие слухи о взятии нами обратно Харькова, Лозовой и
Белгорода  пока  не  подтверждаются...»  От  радости  глазам  не
поверил.
     Перед  обедом были Розенберги. Дико! Они совсем  спокойны,—
ну что ж, «слухи пока не подтверждаются», и прекрасно...
     20 июня.
     «На  западе  бушуют волны революции... Деникин  несет  цепи
голодного  рабства...  С бешеным натиском  белогвардейских  банд
злобствует   безумный,   бесчеловечный   террор...   Беззащитный
пролетариат  отдан  озверелым  бандам  на  разграбление...  Надо
беспощадно раздавить мозолистой рукой контрреволюционные гады на
фронте  и в тылу... Нужен беспощадный террор против буржуазии  и
белогвардейской  сволочи,  изменников,  заговорщиков,   шпионов,
трусов,  шкурников...  Надо отобрать у  буржуев  излишек  денег,
одежды, взять заложников!»
     Все   это,  вместе  с  «мозолистой  рукой»,  долженствующей
«раздавить гады», уже не из газет, а из воззвания «Наркомвнудела
Украинск. Социалист. Сов. Республики».
     В  городе  стены домов сплошь в воззваниях. И в  них,  и  в
газетах остервенелая чепуха, свидетельствующая о настоящем ужасе
этих тварей.
     «Мы  оставили  Константиноград...  Харьков  занят  бродячей
бандой...   Занятие   Харькова  не   дало   Деникину   ожидаемых

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.