Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

церквам,   скудно   озаренным  красными  огоньками   свечей,   и
плакавшими  под  горькое  страстное  пение:  «Волною  морскою...
гонителя, мучителя под водою скрыша...»
     Сколько  стояло тогда в этих церквах людей, прежде  никогда
не бывавших в них, сколько плакало никогда не плакавших!
     А  потом  я  плакал  слезами  и  лютого  горя  и  какого-то
болезненного  восторга, оставив за собой и  Россию  и  всю  свою
прежнюю жизнь, перешагнув новую русскую границу, границу в Орше,
вырвавшись  из  этого  разливанного моря  страшных,  несчастных,
onrepbxhu   всякий  образ  человеческий,  буйно  и  с   какой-то
надрывной  страстью  орущих  дикарей,  которыми  были  затоплены
буквально все станции, начиная от самой Москвы и до самой  Орши,
где  все  платформы  и  пути  были  буквально  залиты  рвотой  и
испражнениями...
     13 июня.
     Да,  мир подписан. Ужели и теперь не подумают о России? Вот
уж  истинно:  «Ратуйте, хто в Бога вируе!»  Неистовым  криком  о
помощи полны десятки миллионов русских душ. Ужели не вмешаются в
эти наши «внутренние дела», не ворвутся наконец в наш несчастный
дом, где бешеная горилла уже буквально захлебывается кровью?
     15 июня.
     Газеты  особенно  неистовы: «Германия  захвачена  за  горло
разбойничьей  шайкой! К оружию! Еще минута — и вулкан  вспыхнет,
пурпурное  знамя коммунизма зацветет, зареет над всем миром!  Но
момент серьезен... Пусть же гудит набат! Не время калякать!»
     В  киевском  «Коммунисте»  замечательная  речь  Бубнова  «о
неслыханном, паническом, постыднейшем бегстве красной  армии  от
Деникина».
     16 июня.
     «Харьков  пал  под лавиной царского палача  Деникина...  Он
двинул  на  Харьков орду золотопогонных и озверелых от  пьянства
гуннов. Дикая орда эта, подобно саранче, двигается по измученной
стране,  уничтожая все, что завоевано кровью  лучших  борцов  за
светлое   будущее.   Прислужники   и   холопы   мировой    своры
империалистов   несут   трудовому  народу   виселицы,   палачей,
жандармов, каторжный труд, беспросветное рабство...»
     Собственно,  чем это отличается от всей нашей революционной
«литературы»? Но черт с ними. Рад так, что мороз по голове...
     А «ликвидация григорьевских банд» все еще «продолжается».
     17 июня.
     На  Дерибасовской  улице  новый плакат:  лубочный  мужик  с
топором  и  рабочий  с киркой яростно гвоздят  по  лысой  голове
отчаянно     раскорячившегося    карапуза-генерала,     насквозь
проткнутого   штыком  бегущего  красноармейца;  подпись:   «Бей,
ребята, да позазвонистей!» Это опять работа «Политуправления». И
у  дверей этого самого заведения встретил выходящего из него  С.
Юшкевича,  который  равнодушно  сказал  мне,  что  Харьков  взят
большевиками обратно.
     Шел домой, как пьяный.
     Ночью.
     Несколько  успокоился. Все уверяют, что  это  вздор,  будто
Харьков  взят  обратно.  Мало того: говорят,  что  Деникин  взял
Екатеринослав  и  Полтаву,  что  большевики  эвакуируют   Курск,
Воронеж, что Колчак прорвал их фронт на Царицынском направлении,
что Севастополь в руках англичан (десант в 40 000 человек).
     Вечером на бульваре. Сперва сидел с женой и дочерью  С.  И.
Варшавского.  Дочь  читала.  Она  скаут.  На  вопросы   отвечает
поспешно,  коротко и резко, как часто барышни  ее  лет.  Розовый
серп  молодого  месяца  в тонком закатном небе  за  Воронцовским
дворцом, бледное, нежное, чуть зеленоватое небо, вид этой милой,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.