Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

панически  бегущий неприятель... Мы оставили Бердянск, Чертково,
бьемся южнее Царицына». В Берлине нынче хоронят Розу. Поэтому  в
Одессе  —  день траура, запрещены все зрелища, рабочие  работают
только утром, в «Одесском Коммунисте» статья: «Шапки долой!»
     Десяток  яиц  стоит  уже 35 руб., масло  40,  ибо  мужиков,
везущих  продукты  в  город, грабят  «бандиты».  Взяты  на  учет
кладбища.  «Хорониться  граждане отныне могут  бесплатно».  Часы
переведены еще на час вперед — сейчас по моим десять утра, а «по-
советски» половина второго дня.
     Иоффе  живет  в  вагоне на вокзале.  Он  здесь  в  качестве
государственного  ревизора. Многим одесским удивлен,  возмущен,—
«Одесса  переусердствовала»,— пожимает плечами, разводит руками,
кое-что «смягчает»...
     Статейка  «Терновый  венец»: «Поплыл по  рабочим  липкий  и
feqrnjhi слух: ”Матьяша убили!„ Гневно сжимались мозолистые руки
и уже хрипло доносились крики: ”Око за око! Мстить!„»
     Оказалось,  однако,  что  Матьяш  застрелился:  «Не   вынес
кошмара  обступившей  его  действительности...  со  всех  сторон
обступили   его  бандиты,  воры,  грабители,  грязь,  насилие...
Следственная комиссия установила, что он сознал трудность работы
среди  бандитов, воров и мошенников...» Оказалось кроме  того  —
«легкое опьянение».
     2 июня.
     Сводка  —  заячьи следы. Одно проступает — успехи  Деникина
продолжаются.
     После завтрака вышли. Дождь. Зашли под ворота дома, сошлись
со  Шмидтом,  Полевицкой, Варшавским. Полевицкая  опять  о  том,
чтобы я написал мистерию, где бы ей была «роль» Богоматери  «или
вообще   святой,  что-нибудь  вообще  зовущее  к  христианству».
Спрашиваю:  «Зовущее кого? Этих зверей?» — «Да, а  что  же?  Вот
недавно  сидит  матрос  в  первом ряду,  пудов  двенадцать  —  и
плачет...» И крокодилы, говорю, плачут...
     После  обеда  опять выходили. Как всегда,  камень  на  душе
страшный.  Опять эти стекловидно-розовые, точно со дна морского,
звезды  в  вечернем воздухе — в Красном переулке, против  театра
«имени  Свердлова» и над входом в театр. И опять  этот  страшный
плакат  —  голова Государя, мертвая, синяя, скорбная, в  короне,
сбитой набок мужицкой дубиной.
     3 июня.
     Год тому назад приехали в Одессу. Странно подумать — год! И
сколько  перемен и все к худшему. Вспоминаю теперь даже  переезд
из Москвы сюда как прекрасное время.
     4 июня.
     Колчак  признан  Антантой Верховным  Правителем  России.  В
«Известиях» похабная статья: «Ты скажи нам, гадина, сколько тебе
дадено?»
     Черт с ними. Перекрестился с радостными слезами.
     7 июня.
     Был   в   книжном   магазине   Ивасенки.   Библиотека   его
«национализирована», книги продаются только  тем,  у  кого  есть
«мандаты». И вот являются биндюжники, красноармейцы и  забирают,
что   попало:   Шекспира,  книгу  о  бетонных  трубах,   русское
государственное право... Берут по установленной дешевой  цене  и
надеются сбывать по дорогой.
     На   фронт   никто   не  желает  идти.  Происходят   облавы
«уклоняющихся».
     Целые  дни подводы, нагруженные награбленным в магазинах  и
буржуазных домах, идут куда-то по улицам.
     Говорят,  что  в  Одессу  присланы  петербургские  матросы,
беспощаднейшие звери. И правда, матросов стало в городе больше и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.