Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                     Для организаций
                     Отдает досуг!
     6 мая.
     Иоанн,  тамбовский мужик Иван, затворник и  святой,  живший
так  недавно,—  в  прошлом столетии,— молясь на икону  Святителя
Дмитрия Ростовского, славного и великого епископа, говорил ему:
     — Митюшка, милый!
     Был  же  Иоанн  ростом высок и сутуловат, лицом  смугл,  со
сквозной бородой, с длинными и редкими черными волосами. Сочинял
простодушно-нежные стихи:
                     Где пришел еси, молитву сотворяй,
                     Без нее дверей не отворяй,
                     Аще не видишь в дверях ключа,
                     Воротись, друг мой, скорей, не стуча...
     Куда девалось все это, что со всем этим сталось?
     «Святейшее  из  званий»,  звание «человек»,  опозорено  как
никогда. Опозорен и русский человек,— и что бы это было бы, куда
бы  мы глаза девали, если бы не оказалось «ледяных походов»!  Уж
на  что  страшна старая русская летопись: беспрерывная  крамола,
mem`q{rmne  честолюбие, лютая «хотя» власти, обманные  целования
креста, бегство в Литву, в Крым «для подъема поганых на свой  же
собственный отчий дом», рабские послания друг к другу («бью тебе
челом  до  земли,  верный  холоп  твой»)  с  единственной  целью
одурачить, провести, злые и бесстыдные укоры от брата к брату...
и все-таки иные, совсем не нынешние слова:
     «Срам  и  позор  тебе: хочешь оставить  благословение  отца
своего,  гробы  родительские, святое отечество,  правую  веру  в
Господа нашего Иисуса Христа!»
     9 мая.
     Ночью  тревожные сны с какими-то поездами и морями и  очень
красивыми    пейзажами,   оставляющими,   однако,    впечатление
болезненное и печальное,— и напряженное ожидание чего-то.  Потом
огромная  говорящая лошадь. Она говорила что-то похожее  на  мои
стихи  о  Святогоре и Илье на каком-то древнем языке, и все  это
стало так страшно, что я проснулся и долго мысленно твердил  эти
стихи:
                     На гривастых конях на косматых,
                     На златых стременах, на разлатых,
                     Едут братья, меньшой и старшой,
                     Едут сутки, и двое, и трое,
                     Видят в поле корыто простое,
                     Наезжают — ан гроб да большой:
                     Гроб глубокий, из дуба долбленный,
                     С черной крышей, тяжелой, томленой,
                     Вот и сдвинул ее Святогор,
                     Лег, накрылся и шутит: «А впору!
                     Помоги-ка, Илья, Святогору
                     Снова выйти на Божий простор!»
                     Обнял крышу Илья, усмехнулся,
                     Во всю грузную печень надулся,
                     Двинул срыву... Да нет, погоди!
                     «Ты мечом!» — слышен голос из гроба,—
                     Он за меч,— загорается злоба,
                     Занимается сердце в груди,—
                     Нет, и меч не берет! С виду рубит,
                     Да не делает дела, а губит:
                     Где ударит — там обруч готов,
                     Нарастает железная скрепа:
                     Не подняться из гробного склепа
                     Святогору во веки веков!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.