Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ворота  вошли  два  солдата.  Один большой,  гнутый,  картуз  на
затылок,  лопает  колбасу, отрывая куски прямо зубами,  а  левой
рукой похлопывает себя ниже живота:
     —  Вот  она, моя коммуна-то! Я так прямо и сказал  ему:  не
кричите,  ваше  иерусалимское благородие, она у меня  под  пузом
висит...
     1 мая.
     Очень встревожены, и не только в Одессе, но и в Киеве, и  в
самой  Москве.  Дошло  дело  даже  до  воззвания  «Чрезвычайного
уполномоченного  совета обороны Л. Каменева: Всем,  всем,  всем!
Еще одно усилие и рабоче-крестьянская власть завоюет мир. В этот
момент  предатель  Григорьев  хочет всадить  рабоче-крестьянской
власти нож в спину...»
     Приходил  «комиссар» дома проверять, сколько мне лет,  всех
буржуев хотят гнать в «тыловое ополчение».
     Весь  день  холодный дождь. Вечером зашел  к  С.  Юшкевичу:
устраивается при каком-то «военном отделе» театр для  товарищей,
и он, боясь входить единолично в совет этого театра, втягивает в
него  и меня. Сумасшедший! Возвращался под дождем, по темному  и
мрачному городу. Кое-где девки, мальчишки красноармейцы,  хохот,
щелканье орехов...
     2 мая.
     Еврейский  погром  на Большом Фонтане, учиненный  одесскими
красноармейцами.
     Были  Овсянико-Куликовский и писатель  Кипен.  Рассказывали
подробности.  На  Б. Фонтане убито 14 комиссаров  и  человек  30
простых  евреев.  Разгромлено много  лавочек.  Врывались  ночью,
стаскивали  с  кроватей  и убивали кого попало.  Люди  бежали  в
степь,  бросались  в море, а за ними гонялись и  стреляли,—  шла
настоящая охота. Кипен спасся случайно,— ночевал, по счастью, не
дома,  а  в санатории «Белый цветок». На рассвете туда  нагрянул
отряд красноармейцев.— «Есть тут жиды?» — спрашивают у сторожа.—
«Нет,  нету».—  «Побожись!» — Сторож побожился, и  красноармейцы
поехали дальше.
     Убит  Моисей Гутман, биндюжник, прошлой осенью перевозивший
нас с дачи, очень милый человек.
                              —————
     Был  возле Думы. Очень холодно, серо, пустое море,  мертвый
порт, далеко на рейде французский миноносец, очень маленький  на
вид,  какой-то  жалкий в своем одиночестве, в своей  нелепости,—
черт  знает,  зачем французы шатаются сюда, чего  выжидают,  что
затевают?  Возле  пушки  кучка народа,  одни  возмущались  «днем
мирного восстания», другие горячо, нагло поучали и распекали их.
     Шел  и  думал, вернее, чувствовал: если бы теперь и удалось
вырваться  куда-нибудь, в Италию, например,  во  Францию,  везде
было  бы противно,— опротивел человек! Жизнь заставила так остро
почувствовать, так остро и внимательно разглядеть его, его душу,
его  мерзкое тело. Что наши прежние глаза,— как мало они видели,
даже мои!
     Сейчас на дворе ночь, темь, льет дождь, нигде ни души.  Вся
Херсонщина  в  осадном  положении, выходить,  как  стемнеет,  не
смеем. Пишу, сидя как будто в каком-то сказочном подземелье: вся
комната  дрожит сумраком и вонючей копотью ночника. А  на  столе
новое  воззвание: «Товарищи, образумьтесь! Мы несем вам истинный
свет  социализма!  Покиньте пьяные банды, окончательно  победите
паразитов!  Бросьте  душителя народных масс,  бывшего  акцизного
чиновника  Григорьева!  Он  страдает  запоем  и  имеет   дом   в
Елизаветграде!»
     3 мая.
     Борешься  с  этим,  стараешься выйти из  этого  напряжения,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.