Случайный афоризм
Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом. (Виктор Мари Гюго)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В  кухне  у  П. солдат, толстомордый, разноцветные,  как  у
кота, глаза. Говорит, что, конечно, социализм сейчас невозможен,
но что буржуев все-таки надо перерезать. «Троцкий молодец, он их
крепко по шее бьет».
     Серьезная  сухая дама и девочка в очках. Торгуют  на  улице
папиросами.
     Купил  книгу  о большевиках, изданную «Задругой».  Страшная
галерея  каторжников!  У  молодого Луначарского  шея  пол-аршина
длины.
     



                                
                         ОДЕССА, 1919 г.
     12 апреля (старого стиля).
     Уже почти три недели со дня нашей погибели.
     Очень жалею, что ничего не записывал, нужно было записывать
чуть  не каждый момент. Но был совершенно не в силах. Чего стоит
одна умопомрачительная неожиданность того, что свалилось на  нас
21  марта! В полдень 21-го Анюта (наша горничная) зовет  меня  к
телефону. «А откуда звонят?» — «Кажется, из редакции» — то  есть
из  редакции  «Нашего  Слова», которое  мы,  прежние  сотрудники
«Русского  Слова»,  собравшиеся в Одессе,  начали  выпускать  19
марта   в   полной  уверенности  на  более  или   менее   мирное
существование  «до  возврата  в  Москву».  Беру   трубку:   «Кто
говорит?»   —   «Валентин  Катаев.  Спешу  сообщить  невероятную
новость:  французы  уходят».— «Как, что такое,  когда?»  —  «Сию
минуту».—  «Вы с ума сошли?» — «Клянусь вам, что нет. Паническое
бегство!» — Выскочил из дому, поймал извозчика и глазам своим не
верю: бегут нагруженные ослы, французские и греческие солдаты  в
походном   снаряжении,  скачут  одноколки  со  всяким   воинским
имуществом... А в редакции — телеграмма: «Министерство  Клемансо
пало, в Париже баррикады, революция...»
     Двенадцать  лет тому назад мы с В. приехали в этот  день  в
Одессу по пути в Палестину. Какие сказочные перемены с тех  пор!
Мертвый,  пустой порт, мертвый, загаженный город...  Наши  дети,
внуки  не  будут в состоянии даже представить себе ту Россию,  в
которой  мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили,
не понимали,— всю эту мощь, сложность, богатство, счастье...
                              —————
     Перед  тем  как проснуться нынче утром, видел,  что  кто-то
умирает,  умер. Очень часто вижу теперь во сне смерти —  умирает
кто-нибудь из друзей, близких, родных, особенно часто брат Юлий,
n котором страшно даже и подумать: как и чем живет, да и жив ли?
Последнее  известие  о нем было от 6 декабря  прошлого  года.  А
письмо  из  Москвы  к  В. от 10 августа пришло  только  сегодня.
Впрочем, почта русская кончилась уже давно, еще летом 17 года: с
тех  самых пор, как у нас впервые, на европейский лад,  появился
«министр  почт  и  телеграфов».  Тогда  же  появился  впервые  и
«министр труда» — и тогда же вся Россия бросила работать.  Да  и
сатана   Каиновой   злобы,   кровожадности   и   самого   дикого
самоуправства  дохнул  на Россию именно в  те  дни,  когда  были
провозглашены  братство,  равенство  и  свобода.   Тогда   сразу
наступило исступление, острое умопомешательство. Все орали  друг
на  друга за малейшее противоречие: «Я тебя арестую, сукин сын!»
Меня  в  конце  марта 17 года чуть не убил солдат  на  Арбатской
площади  — за то, что я позволил себе некоторую «свободу слова»,
послав  к черту газету «Социал-Демократ», которую навязывал  мне
газетчик. Мерзавец солдат прекрасно понял, что он может  сделать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.