Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Вести  со  Сретенки  —  немецкие  солдаты  заняли  Спасские
казармы.
     В Петербург будто бы вошел немецкий корпус. Завтра декрет о
денационализации  банков. Думаю, что  опять-таки  это  все  сами
большевики нас дурачат.
     А  телефон и нынче звонит — трещит, звенит и сыплет красные
огненные искры!
     1 марта.
     Вечер у Ш.
     Идя  к  нему, видели адвоката Т. Подъехал к своему дому  на
красной  лошади. Приостановились, поздоровались. Бодр,  говорит,
что  большевики заняты сейчас одним: «награбить как можно больше
денег, так как сами отлично знают, что царствию их конец».
     У Ш., кроме нас, Д. и Грузинский.
     Грузинскому рассказывал в трамвае солдат:
     «Хожу  без работы, пошел в совет депутатов просить места  —
мест,  говорят,  нету, а вот тебе два ордера  на  право  обыска,
можешь  отлично поживиться. Я их послал куда подале,  я  честный
человек...»
     Д.  получил  сведения  из  Ростова:  корниловское  движение
слабо. Г. возражал: напротив, оно крепнет и растет. Д. прибавил:
«Большевики творят в Ростове ужасающие зверства. Могилу Каледина
разрыли,  расстреляли  600  сестер милосердия...»  Ну,  если  не
шестьсот, то все-таки, вероятно, порядочно. Не первый раз нашему
христолюбивому мужичку, о котором сами же эти сестры  распустили
столько легенд, избивать их, насиловать.
     Говорят,  что  Москва  будет во власти немцев  семнадцатого
марта. Градоначальником будет Будберг.
     Повар  от  Яра говорил мне, что у него отняли все,  что  он
нажил  за  тридцать  лет  тяжкого труда,  стоя  у  плиты,  среди
девяностоградусной  жары.  «А  Орлов-Давыдов,—   прибавил   он,—
прислал  своим  мужикам  телеграмму,— я  сам  ее  читал:  жгите,
говорит,  дом,  режьте скот, рубите леса, оставьте  только  одну
березку,— на розги,— и елку, чтобы было на чем вас вешать».
     Слух,  что  в Москве немцы организовали сыскное  отделение;
следят  будто  за малейшим шагом большевиков, все отмечают,  все
записывают.
     Вести   из   нашей  деревни:  мужики  возвращают  помещикам
награбленное.
     В последнем, верно, есть правда. Слышу на улицах:
     —  Нет,  теперь  солдаты  стали в портки  пускать.  То  все
бахвалились,  беспечничали,— пускай, мол, придет немец,  черт  с
ним,—  а  теперь,  как  стало  до серьезного  доходить,  здорово
побаиваются.  Большое,  говорят,  наказание  нам  будет,  да   и
поделом, по правде сказать: уж очень мы освинели!
     Да,  если  бы  в самом деле повеяло чем-нибудь «серьезным»,
живо  бы эта «стихийность великой русской революции» присмирела.
Как  распоясалась деревня в прошлом году летом, как  жутко  было
жить  в Васильевском! И вдруг слух: Корнилов ввел смертную казнь
— и почти весь июль Васильевское было тише воды, ниже травы. А в
мае,  в июне по улицам было страшно пройти, каждую ночь то  там,
то здесь красное зарево пожара на черном горизонте. У нас зажгли
однажды  на  рассвете гумно и, сбежавшись всей деревней,  орали,
что  это мы сами зажгли, чтобы сжечь деревню. А в полдень в  тот
же  день запылал скотный двор соседа, и опять сбежались со всего
села, и хотели меня бросить в огонь, крича, что это я поджег,  и
меня  спасло  только бешенство, с которым я  кинулся  на  орущую
толпу.
     2 марта.
     «Развратник, пьяница Распутин, злой гений России». Конечно,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.