Случайный афоризм
Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом. (Виктор Мари Гюго)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ГЕОРГИЙ БАЛЛ

РЕЖЬ ПОСЛЕДНИЙ ОГУРЕЦ

  Бывшего секретаря горкома Чебышева Николая Григорьевича, ушедшего на
пенсию, его жена Полина Андреевна закатала в банку с огурцами. Не по злой
воле, а по личной просьбе, даже требованию Николая.
  Осенью он смотрел, как жена готовила огурцы на зиму, и принял решение.
Это произошло, когда в маленький городок Коромыслово пришла мода сдавать
партийные билеты. В голове бывшего Первого такое не умещалось.
  Он долго смотрел, как Полина управлялась с огурцами. Тогда все и созрело.
  -  Оппортунисты захватили власть в стране, - твердо сказал Чебышев.
  -  Тише, - просила Полина, - соседи услышат.
  Но Чебышев уже распалился:
  - Чтоб я, партиец со стажем, расстался с красной книжкой, не бывать
этому!
  И велел жене совершить то, что она потом и сделала.
  - Может, зимнее пальто наденешь? Ведь я банки в холодильнике держу, как
тебе там-то будет, - пожалела жена.
  - Как будет, так и будет, но знай - соленая вода сохраняет долго. А я
тебе так скажу - советская власть вернется, тогда и посчитаемся с
предателями.
  Жена знала - с Первым не поспоришь - и внутри себя гордилась его
твердостью. В том новом повороте он уже все обдумал: в огурцы пойдет в
белом костюме, в котором в последний раз ездил в Сочи отдыхать. А партийный
билет завернет против огуречной сырости в целлофан. Едва сдерживая горючие,
Полина закрутила банку, обложив мужа небольшими, но крепкими огурчиками.
Все делала по своим привычным правилам - хрен с корнем, укропу в достатке,
конечно. Чесноку, эстрагоновой травки, немного красного перцу. Некоторые
еще кладут дубовый лист, но Полина отказалась. "Да сам Коля, как дуб -
буйная головушка, один в чистом поле" - с любовью подумала о муже Полина и
поставила банку с Чебышевым среди других в холодильник.
  Между тем бывшие партийцы, товарищи Николая, особенно молодые,
сориентировались по другому: создавали фирмы, банки, акционерные общества с
ограниченной ответственностью. В Коромыслове запахло иностранным словом
"бизнес". Полина вынимала мужа из холодильника, рассказывала о городских
делах.
  -  Может, ты поторопился? - осторожно говорила она.
  Но бывший Первый отрубил:
  -  Чтоб я заделался торгашом на иностранный манер? Не бывать этому!
  Через стекло банки Полина показывала мужу телевизионные передачи. Но это
вызывало у Николая такую перцово-красную ярость, что вокруг него огурцы
трещали:
  - Развалили Союз! Голые зады показывают!
  Постепенно жизнь наладилась. Полина привыкла и даже радовалась. Раньше
муж по командировкам мотался, задержался допоздна на работе, а теперь
всегда при ней, тут, рядом. Откроешь холодильник:
  -  Коля, как ты там?
  -  Нормально, - и даже шутил. - Ни один огурчик не подгнил.
  А иногда пел с сильной хрипотцой: "Я люблю тебя, жизнь..." Полина
отводила глаза и, чтоб не заметил муж, рукой убирала кручинную слезу.
  Гости к ним редко приходили, все больше по праздникам. Полина ставила на
стол банку с Чебышевым.
  Старые друзья ругали новую власть. Полина откручивала крышку, чтобы гости
могли закусить, а Николай - высказаться и выпить. Еще не успеет Полина
открыть банку, а Николай уже стучит по стеклянной стенке:
  - Пейте, товарищи, за Союз Советских Социалистических Республик, за
коммунизм!
  Гости осторожно. Чтобы не задеть хозяина, тыкали вилкой, доставали
огурчики.

1 : 2 : 3 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.