Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ГЕОРГИЙ БАЛЛ

РЕЖЬ ПОСЛЕДНИЙ ОГУРЕЦ

  Бывшего секретаря горкома Чебышева Николая Григорьевича, ушедшего на
пенсию, его жена Полина Андреевна закатала в банку с огурцами. Не по злой
воле, а по личной просьбе, даже требованию Николая.
  Осенью он смотрел, как жена готовила огурцы на зиму, и принял решение.
Это произошло, когда в маленький городок Коромыслово пришла мода сдавать
партийные билеты. В голове бывшего Первого такое не умещалось.
  Он долго смотрел, как Полина управлялась с огурцами. Тогда все и созрело.
  -  Оппортунисты захватили власть в стране, - твердо сказал Чебышев.
  -  Тише, - просила Полина, - соседи услышат.
  Но Чебышев уже распалился:
  - Чтоб я, партиец со стажем, расстался с красной книжкой, не бывать
этому!
  И велел жене совершить то, что она потом и сделала.
  - Может, зимнее пальто наденешь? Ведь я банки в холодильнике держу, как
тебе там-то будет, - пожалела жена.
  - Как будет, так и будет, но знай - соленая вода сохраняет долго. А я
тебе так скажу - советская власть вернется, тогда и посчитаемся с
предателями.
  Жена знала - с Первым не поспоришь - и внутри себя гордилась его
твердостью. В том новом повороте он уже все обдумал: в огурцы пойдет в
белом костюме, в котором в последний раз ездил в Сочи отдыхать. А партийный
билет завернет против огуречной сырости в целлофан. Едва сдерживая горючие,
Полина закрутила банку, обложив мужа небольшими, но крепкими огурчиками.
Все делала по своим привычным правилам - хрен с корнем, укропу в достатке,
конечно. Чесноку, эстрагоновой травки, немного красного перцу. Некоторые
еще кладут дубовый лист, но Полина отказалась. "Да сам Коля, как дуб -
буйная головушка, один в чистом поле" - с любовью подумала о муже Полина и
поставила банку с Чебышевым среди других в холодильник.
  Между тем бывшие партийцы, товарищи Николая, особенно молодые,
сориентировались по другому: создавали фирмы, банки, акционерные общества с
ограниченной ответственностью. В Коромыслове запахло иностранным словом
"бизнес". Полина вынимала мужа из холодильника, рассказывала о городских
делах.
  -  Может, ты поторопился? - осторожно говорила она.
  Но бывший Первый отрубил:
  -  Чтоб я заделался торгашом на иностранный манер? Не бывать этому!
  Через стекло банки Полина показывала мужу телевизионные передачи. Но это
вызывало у Николая такую перцово-красную ярость, что вокруг него огурцы
трещали:
  - Развалили Союз! Голые зады показывают!
  Постепенно жизнь наладилась. Полина привыкла и даже радовалась. Раньше
муж по командировкам мотался, задержался допоздна на работе, а теперь
всегда при ней, тут, рядом. Откроешь холодильник:
  -  Коля, как ты там?
  -  Нормально, - и даже шутил. - Ни один огурчик не подгнил.
  А иногда пел с сильной хрипотцой: "Я люблю тебя, жизнь..." Полина
отводила глаза и, чтоб не заметил муж, рукой убирала кручинную слезу.
  Гости к ним редко приходили, все больше по праздникам. Полина ставила на
стол банку с Чебышевым.
  Старые друзья ругали новую власть. Полина откручивала крышку, чтобы гости
могли закусить, а Николай - высказаться и выпить. Еще не успеет Полина
открыть банку, а Николай уже стучит по стеклянной стенке:
  - Пейте, товарищи, за Союз Советских Социалистических Республик, за
коммунизм!
  Гости осторожно. Чтобы не задеть хозяина, тыкали вилкой, доставали
огурчики.

1 : 2 : 3 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.