Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ни духу, а назначенный срок уже близился.
     - В любой бочке меда всегда найдется ложка дегтя,  -  сказал  мышиный
царь, но все-таки велел созвать мышей со всей округи.
     Собраться им было приказано в царской кухне; здесь  же,  отдельно  от
прочих, стояли рядом три мыши-путешественницы, а на  место  пропавшей  без
вести придворные поставили колбасную палочку, обвитую черным крепом.  Всем
присутствующим  велели  молчать,  пока  не  выскажутся  путешественницы  и
мышиный царь не объявит своего решения.
     Ну, а теперь послушаем.
 
 
 
                  2. ЧТО ВИДЕЛА И ЧЕМУ НАУЧИЛАСЬ ПЕРВАЯ МЫШЬ 
                         ВО ВРЕМЯ СВОЕГО ПУТЕШЕСТВИЯ 
 
     - Когда я отправилась странствовать по белу свету, - начала мышка,  -
я, как и многие мои сверстницы, воображала,  что  давно  уже  разжевала  и
проглотила всю земную премудрость. Но жизнь показала мне,  что  я  жестоко
заблуждалась, и понадобился целый год и один день, чтобы постичь истину. Я
отправилась на север  и  сначала  плыла  морем  на  большом  корабле.  Мне
говорили,  что  коки  должны  быть  изобретательны,  однако  нашему  коку,
по-видимому, не  было  в  этом  ровно  никакой  нужды:  корабельные  трюмы
ломились от корейки, солонины и прекрасной заплесневелой муки. Жилось  мне
восхитительно, ничего не скажешь. Но  посудите  сами  -  могла  ли  я  там
научиться варить суп из колбасной палочки? Много дней и ночей мы все плыли
и плыли, нас качало и заливало волнами; но в конце концов корабль все-таки
прибыл в далекий северный порт, и я выбралась на берег.
     Ах, как все это странно: уехать из родного уголка, сесть на  корабль,
который вскоре становится для тебя родным уголком, и  вдруг  очутиться  за
сотни миль от родины,  в  совершенно  незнакомой  стране!  Меня  обступили
дремучие леса, еловые и березовые, и как  ужасно  они  пахли!  Невыносимо!
Дикие травы издавали такой пряный запах, что  я  все  чихала  и  чихала  и
думала про колбасу. А огромные лесные озера! Подойдешь поближе  к  воде  -
она кажется прозрачной, как хрусталь; а отойдешь подальше - и вот уже  она
темна, как чернила. В озерах плавали белые лебеди; они держались  на  воде
так неподвижно, что сначала я приняла их за пену, но  потом,  увидев,  как
они летают и ходят, сразу поняла, что это  птицы;  они  ведь  из  гусиного
племени, по походке видно, а от родни своей не отречешься! И  я  поспешила
отыскать свою собственную родню  -  лесных  и  полевых  мышей,  хотя  они,
сказать правду, мало что смыслят по части угощения, а я только за  этим  и
поехала-то в чужие края. Когда здесь услышали  о  том,  что  из  колбасной
палочки можно сварить суп - а разговор об этом пошел по всему лесу, - всем
это показалось невозможным, ну а мне-то откуда было знать, что я в  ту  же
ночь буду посвящена в тайну супа из колбасной палочки.
     Вот несколько эльфов подошли ко мне, и самый знатный сказал, указывая
на мою колбасную палочку:
     "Это как раз то, что нам нужно. Конец заострен превосходно!"
     И чем дольше он смотрел на мой дорожный посох, тем больше восторгался
им.
     "Я, пожалуй, могу одолжить его вам  на  время,  но  не  навсегда",  -
сказала я.
     "Ну  конечно,  не  навсегда,  только  на  время!"  -  закричали  все,
выхватили у меня колбасную палочку и пустились с ней, приплясывая, прямо к
тому месту, где зеленел нежный мох; там ее и  установили.  Эльфам,  видно,
тоже хотелось иметь свой майский шест, а моя колбасная палочка так подошла
им, как будто ее сделали по заказу. Они тут же  принялись  ее  наряжать  и
убрали на славу. Вот это, скажу вам, было зрелище!
     Крошечные   паучки   обвили   шест   золотыми   нитями   и   украсили
развевающимися флагами и прозрачными тканями. Ткань была  такая  тонкая  и
при лунном свете сияла такой ослепительной белизной, что у меня  в  глазах

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.