Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жабы, дрожит от страха и жмется к ней.  Она  берет  жабу  на  колени  и  с
любовью прижимает к себе, хоть она и безобразна. Вот  воздух  задрожал  от
ударов мечей и палиц, засвистели стрелы - словно град  посыпался  с  неба.
Настал тот час, когда земля и небо должны были рухнуть,  звезды  упасть  с
неба, и  все  погибнуть  в  пламени  Суртура  <Суртур  -  в  скандинавской
мифологии владыка тьмы>.
     Но жена викинга знала, что после того возникнут новое  небо  и  новая
земля, и хлебная нива заволнуется там, где прежде  катило  свои  волны  по
желтому песчаному дну  сердитое  море.  Она  знала,  что  воцарится  новый
неведомый бог, и к нему вознесется кроткий, светлый Бальдур, освобожденный
из царства теней. И вдруг она видит его перед  собою!  Она  узнала  его  с
первого взгляда - это был пленный христианин.
     - Белый Христос! - воскликнула она и, произнося это имя, поцеловала в
лоб свое безобразное дитя-жабу. В ту же минуту оболочка с  жабы  спала,  и
перед ней очутилась Хельга, прекрасная, как всегда, но такая кроткая  и  с
таким сияющим любовью взглядом! Хельга поцеловала руки жены  викинга,  как
бы благодаря ее за  все  заботы  и  любовь,  которыми  она  окружала  свою
приемную дочь в тяжелое время испытания, за все добрые  мысли  и  чувства,
которые она пробудила в ее душе, и за произнесенное ею сейчас  имя  белого
Христа. Хельга повторила это имя  и  вдруг  поднялась  на  воздух  в  виде
лебедя: белые крылья распустились и зашумели, словно  взлетала  на  воздух
целая стая птиц.
     Тут жена викинга проснулась. На дворе в самом деле слышалось хлопанье
крыльев. Она знала, что настала пора обычного отлета аистов, и догадалась,
что это они шумели крыльями. Ей захотелось еще  раз  взглянуть  на  них  и
попрощаться с ними. Она встала, подошла  к  отверстию,  заменяющему  окно,
распахнула ставню и выглянула во двор. На крыше пристройки сидели рядышком
сотни аистов, а над двором, над высокими деревьями, летали стаями  другие;
прямо же против окна, на краю колодца, где так часто сиживала, пугая  свою
приемную мать, красавица Хельга, сидели две лебедки, устремив  свои  умные
глаза на жену викинга. Она вспомнила свой  сон,  который  призвел  на  нее
такое  глубокое  впечатление,  что  почти  казался  ей  действительностью,
вспомнила Хельгу в образе лебедя, вспомнила христианина, и сердце ее вдруг
радостно забилось.
     Лебедки захлопали крыльями и изогнули шеи, точно кланялись ей, а она,
как бы в ответ на это, протянула к ним  руки  и  задумчиво  улыбнулась  им
сквозь слезы.
     Аисты, шумя крыльями и щелкая клювами, взвились  в  воздух,  готовясь
направить свой полет к югу.
     - Мы не станем ждать этих лебедок! - сказала аистиха.  -  Коли  хотят
лететь с нами, пусть не  мешкают!  Не  оставаться  же  нам  тут,  пока  не
соберутся лететь  кулики!  А  ведь  лететь  так,  как  мы,  семьями,  куда
пристойнее, чем так, как летят зяблики или туруханы:  у  тех  мужья  летят
сами по себе, а жены сами по себе! Просто неприлично! А  у  лебедей-то,  у
лебедей-то что за полет?!
     - Всяк летит по-своему! - ответил аист. - Лебеди летят косою  линией,
журавли - треугольником, а кулики - змеею!
     - Пожалуйста, не напоминай мне теперь о змеях! - заметила аистиха.  -
У птенцов может пробудиться аппетит, а чем их тут накормишь?
 
 
     - Так вот они, высокие горы, о которых я слышала! -  сказала  Хельга,
летевшая в образе лебедки.
     - Нет, это плывут под нами грозовые тучи! - возразила мать.
     - А что это за белые облака в вышине? - спросила дочь.
     - Это вечно снежные вершины гор! - ответила мать,  и  они,  перелетев
Альпы, продолжали путь по направлению к Средиземному морю.
 
 
     - Африка! Египет! - ликовала дочь нильских берегов, завидев с  высоты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.