Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

всей природы, а ретивый конь в это время стоял спокойно, пощипывая листики
ежевики; сочные, спелые ягоды падали в руку Хельги, как  бы  предлагая  ей
утолить ими жажду.
     И девушка покорно дала  христианину  усадить  себя  на  круп  лошади;
Хельга была словно во сне. Христианин связал две ветви наподобие креста  и
высоко поднял его перед собою. Затем они продолжали путь по лесу,  который
все густел и густел, дорожка становилась все уже и  уже,  а  где  и  вовсе
пропадала. Терновые кусты преграждали  путь,  точно  опущенные  шлагбаумы;
приходилось объезжать их. Источник превратился не в  быстрый  ручей,  а  в
стоячее болото; и его надо было объехать. В лесной  чаще  веяло  отрадною,
подкрепляющею и освежающею душу прохладой,  но  не  меньше  подкрепляли  и
освежали  душу  кроткие,  дышащие  верою  и  любовью,  речи   христианина,
воодушевленного желанием вывести заблудшую из мрака к свету жизни.
     Говорят,  дождевая  капля  дробит  твердый  камень,   волны   морские
обтачивают и округляют оторванные обломки скал - роса божьего  милосердия,
окропившая душу Хельги, также продолбила  ее  жесткую  оболочку,  сгладила
шероховатости. Но сама Хельга еще не отдавала себе отчета в том, что в ней
совершается: ведь и едва выглянувший из земли росток, впивая  благотворную
влагу росы и поглощая теплые лучи солнца, тоже мало ведает о заложенном  в
нем семени жизни и будущем плоде.
     И, как песня матери незаметно западает в душу ребенка, ловящего  одни
отдельные слова, не понимая их смысла, который станет  ему  ясным  лишь  с
годами, так западали в душу Хельги и животворные слова христианина.
     Вот они выехали из леса в степь, потом опять  углубились  в  дремучий
лес и под вечер встретили разбойников.
     - Где ты подцепил такую красотку? - закричали они, остановили  лошадь
и стащили всадника и всадницу; сила была на стороне разбойников.
     У христианина для защиты был лишь нож, который он вырвал в  борьбе  у
Хельги. Один из разбойников замахнулся на него топором, но молодой человек
успел отскочить в сторону, иначе был  бы  убит  на  месте.  Топор  глубоко
врезался в шею лошади: кровь хлынула ручьем, и животное упало. Тут  Хельга
словно очнулась от глубокой задумчивости и припала  к  издыхающей  лошади.
Христианин тотчас заслонил девушку собою, но один из разбойников раздробил
ему голову секирой. Кровь и  мозг  брызнули  во  все  стороны,  и  молодой
священник пал мертвым.
     Разбойники схватили Хельгу за белые руки,  но  в  эту  минуту  солнце
закатилось, и она превратилась  в  безобразную  жабу.  Бледно-зеленый  рот
растянулся до самых ушей, руки и ноги стали тонкими и липкими, а кисти рук
превратились в веерообразные лапы с перепонкой между пальцами.  Разбойники
в ужасе выпустили ее. Чудовище постояло перед ними с минуту, затем  высоко
подпрыгнуло и скрылось в лесной чаще. Разбойники поняли, что это или  Локе
<Локе - в скандинавской мифологии бог огня, олицетворяющий собою коварство
и хитрость> сыграл с ними злую шутку, или перед ними совершилось  страшное
колдовство, и в ужасе убежали прочь.
 
 
     Полный месяц осветил окрестность,  и  безобразная  жаба  выползла  из
кустов. Она остановилась перед трупом христианина и коня и долго  смотрела
на них полными слез глазами; из груди ее вырвалось тихое кваканье, похожее
на всхлипывание ребенка. Потом она  начала  бросаться  то  к  тому,  то  к
другому, черпала своею глубокою перепончатою горстью воду  и  брызгала  на
убитых. Но мертвых не воскресишь! Она  поняла  это.  Скоро  набегут  дикие
звери и растерзают их тела! Нет, не бывать этому! Она выроет для них такую
глубокую могилу, какую только сможет. Но у нее был только толстый  обломок
ветви, а перепончатые лапы плохо рыли землю. В пылу работы  она  разорвала
перепонку; из лап полилась кровь. Тут она поняла, что  ей  не  справиться;
она опять зачерпнула воды и обмыла  лицо  мертвого;  затем  прикрыла  тела
свежими, зелеными листьями, на них набросала больших  ветвей,  сверху  еще
листьев, на все это навалила тяжелые камни,  какие  только  в  силах  была
поднять, а все отверстия между ними заткнула мхом. Она надеялась, что  под

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.