Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

похожими на лепестки тюльпана; руки, ноги его не слушались, он высох,  как
мумия. Родственники и слуги окружали его ложе.  Мертвым  его  еще  назвать
было нельзя, но и живым тоже. Надежда на  исцеление  с  помощью  болотного
цветка, за которым полетела на далекий север та,  что  любили  его  больше
всех, была теперь потеряна. Не  дождаться  владыке  своей  юной  красавицы
дочери! "Она погибла!" - сказали две вернувшиеся  на  родину  принцессы  -
лебедки. Они даже сочинили о гибели своей подруги целую историю.
     - Мы все три летели по воздуху,  как  вдруг  заметил  нас  охотник  и
пустил стрелу. Она попала в нашу подружку, и бедная медленно, с прощальною
лебединою песнью, опустилась на воды лесного озера. Там,  на  берегу,  под
душистой плакучей березой, мы и  схоронили  ее.  Но  мы  отомстили  за  ее
смерть: привязали к хвостам ласточек, живущих под крышей избушки охотника,
пучки зажженной соломы, - избушка сгорела, а с нею и сам хозяин ее. Зарево
пожара осветило противоположный берег озера, где росла  плакучая  березка,
под которой покоилась в земле  наша  подруга.  Да,  не  видать  ей  больше
родимой земли!
     И обе заплакали. Аист, услышав их речи, защелкал от гнева клювом.
     - Ложь, обман! - закричал он. - Ох, так бы и вонзил им в  грудь  свой
клюв!
     - Да и сломал бы его! - заметила аистиха. - Хорош бы  ты  был  тогда!
Думай-ка лучше о себе самом да о своем семействе, а все остальное побоку!
     - Я все-таки хочу завтра  усесться  на  краю  открытого  купола  того
покоя, где соберутся все ученые и  мудрецы  совещаться  о  больном.  Может
быть, они и доберутся до истины!
     Ученые и мудрецы собрались и завели  длинные  разговоры,  из  которых
аист не понял ни слова; да не много  толку  вышло  из  них  и  для  самого
больного, не говоря уже о его дочери. Но послушать речи ученых нам все  же
не мешает, - мало ли что приходится слушать!
     Вернее, впрочем, будет послушать и  узнать  кое-что  из  предыдушего,
тогда мы поближе познакомимся со всею историей; во всяком  случае,  узнаем
из нее не меньше аиста.
     "Любовь - родоначальница жизни! Высшая любовь рождает и высшую жизнь!
Лишь благодаря любви, может больной возродиться к жизни!" Вот что  изрекли
мудрецы, когда дело шло об  исцелении  больного  владыки;  изречение  было
необыкновенно мудро и хорошо изложено - по уверению самих мудрецов.
     - Мысль не дурна! - сказал тогда же аист аистихе.
     - А я что-то не возьму ее в толк! - ответила та. - И, уж конечно, это
не моя вина, а ее! А, впрочем, меня все это мало касается; у меня  есть  о
чем подумать и без того!
     Потом ученые принялись толковать  о  различных  видах  любви:  любовь
влюбленных отличается ведь  от  любви,  которую  чувствуют  друг  к  другу
родители и дети, или от любви растения к свету - например,  солнечный  луч
целует тину, и из нее выходит росток. Речи их отличаличь такою глубиной  и
ученостью, что аист был не в силах даже  следить  за  ними,  не  то  чтобы
пересказать их аистихе. Он совсем призадумался, прикрыл глаза  и  простоял
так на одной ноге весь день. Ученость была ему не по плечу.
     Зато аист отлично понял, что болезнь владыки была для всей  страны  и
народа большим несчастьем, а исцеление его,  напротив,  было  бы  огромным
счастьем, - об этом толковал весь народ, все - и бедные и богатые. "Но где
же растет целебный цветок?" - спрашивали все друг у друга, рылись в ученых
рукописях, старались прочесть о том по звездам, спрашивали у всех  четырех
ветров - словом, добивались нужных сведений всевозможными путями,  но  все
напрасно. Тут-то  ученые  мудрецы,  как  сказано,  и  изрекли:  "Любовь  -
родоначальница жизни; она же возродит к  жизни  и  владыку!"  В  этом  был
глубокий смысл, и хоть сами они его до  конца  не  понимали,  но  все-таки
повторили  его  еще  раз  и  даже  написали  вместо  рецепта:  "Любовь   -
родоначальница жизни!" Но как же приготовить по этому  рецепту  лекарство?
Да, вот тут-то все и стали в тупик. В конце концов все единогласно решили,
что помощи должно ожидать от молодой принцессы, так горячо,  так  искренно
любившей отца.  Затем  додумались  и  до  того,  как  следовало  поступить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.