Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

да мед - славные вещи! Веселье так и кипело! Ночью рабы,  растянувшись  на
теплой золе, раскапывали жирную сажу и облизывали  пальцы.  То-то  хорошее
было времечко!
     В этом же году викинг еще раз отправился в поход, хотя и начались уже
осенние бури. Но он собирался нагрянуть с дружиной на берега  Британии,  а
туда ведь было рукой подать: "Только через море  махнуть",  -  сказал  он.
Супруга его опять осталась дома одна с малюткою, и скоро безобразная  жаба
с кроткими глазами, испускавшая такие  глубокие  вздохи,  стала  ей  почти
милее дикой красавицы, отвечавшей на ласки царапинами и укусами.
     Седой осенний туман,  "беззубый  дед",  как  его  называют,  все-таки
обгладывающий листву, окутал лес и степь. Бесперые  птички-снежинки  густо
запорхали в воздухе; зима глядела  во  двор.  Воробьи  завладели  гнездами
аистов и судили да  рядили  о  бывших  владельцах.  А  где  же  были  сами
владельцы, где был наш аист со своей аистхой и птенцами?


     Аисты были в Египте, где в это время солнышко светило и грело, как  у
нас летом. Тамаринды и акации  стояли  все  в  цвету;  на  куполах  храмов
сверкали полумесяцы; стойные минареты были облеплены аистами,  отдыхавшими
после  длинного  перелета.  Гнезда  их  лепились  одно  возле  другого  на
величественных колоннах  и  полуразрушившихся  арках  заброшенных  храмов.
Финиковые пальмы  высоко  подымали  свои  верхушки,  похожие  на  зонтики.
Темными силуэтами  рисовались  сероватые  пирамиды  в  прозрачном  голубом
воздухе  пустыни,  где  щеголяли  быстротою  своих  ног  страусы,  а   лев
посматривал большими умными  глазами  на  мраморного  сфинкса,  наполовину
погребенного в песке. Нил снова вошел  в  берега,  которые  так  и  кишели
лягушками, а уж приятнее этого зрелища для аистов и быть не могло. Молодые
аисты даже глазам своим верить не хотели - уж больно хорошо было!
     - Да, вот как тут хорошо, и всегда так бывает! - сказала аистиха, и у
молодых аистов даже в брюшке защекотало.
     - А больше мы уж ничего тут не увидим? - спрашивали они. -  Мы  разве
не отправимся туда, вглубь, в самую глубь страны?
     - Там нечего смотреть! - отвечала аистиха. - За этими благословенными
берегами - лишь дремучий лес, где деревья растут чуть не друг на  друге  и
опутаны ползучими растениями. Одни толстоногие слоны могут  пролагать  там
себе дорогу. Змеи же там чересчур велики, а  ящерицы  -  прытки.  Если  же
вздумаете пробраться в пустыню, вам засыплет глаза песком, и это еще будет
хорошо, а то прямо попадете в песочный вихрь! Нет, здесь куда лучше! Тут и
лягушек и саранчи вдоволь! Я останусь тут, и вы со мною!
     Они и остались. Родители сидели  в  гнездах  на  стройных  минаретах,
отдыхали, охорашивались,  разглаживали  себе  перья  и  обтирали  клювы  о
красные  чулки.  Покончив  со  своим   туалетом,   они   вытягивали   шеи,
величественно раскланивались и  гордо  подымали  голову  с  высоким  лбом,
покрытую  тонкими  глянцевитыми  перьями;  умные  карие  глаза  их  так  и
сверкали. Молоденькие  барышни-аистихи  степенно  прохаживались  в  сочном
тростнике, поглядывали на молодых аистов, знакомились и чуть не на  каждом
шагу глотали по лягушке, а иногда забирали  в  клюв  змейку  и  ходили  да
помахивали ею,  -  это  очень  к  ним шло, думали они,  а уж вкусно-то как
было!.. Молодые аисты заводили ссоры и раздоры,  били друг друга крыльями,
щипали клювами - даже до крови! Потом, глядишь, то тот, то другой  из  них
становился женихом, а барышни одна за другою  -  невестами;  все  они  для
этого только ведь и жили. Молодые парочки принимались вить себе гнезда,  и
тут опять не обходилось без ссор и драк - в жарких странах все  становятся
такими горячими, - ну, а вообще-то жизнь текла очень  приятно,  и  старики
жили да радовались на молодых: молодежи все к лицу! Изо дня в день светило
солнышко, в еде недостатка не было, - ешь не хочу, живи да радуйся, вот  и
вся забота.
     Но в роскошном дворце  египетского  хозяина,  как  звали  его  аисты,
радостного было мало.
     Могущественный владыка лежал в огромном покое с  расписными  стенами,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.