Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Неподалеку стоял мальчуган и хлопал палкой по воде в грязной  канавке
- брызги разлетались в разные стороны, и  писарь  задумался  вдруг  о  тех
миллионах живых, невидимых простым глазом существ, которые взлетают вместе
с водяными каплями на огромную, по сравнению с их собственными  размерами,
высоту, - вот как если бы мы, например, очутились над облаками.  Размышляя
об этом, а также о своем превращении, наш писарь улыбнулся: "Я просто сплю
и вижу сон. Но какой это все-таки  удивительный  сон!  Оказывается,  можно
грезить наяву, сознавая, что это тебе только снится. Хорошо  бы  вспомнить
обо всем этом завтра утром, когда я проснусь.  Какое  странное  состояние!
Сейчас я все вижу так четко,  так  ясно,  чувствую  себя  таким  бодрым  и
сильным - и в то же время хорошо знаю, что если утром попытаюсь что-нибудь
припомнить, в голову мне полезет только чепуха. Сколько раз это бывало  со
мной! Все эти чудесные вещи похожи  на  золото  гномов:  ночью,  когда  их
получаешь, они кажутся драгоценными камнями, а днем  превращаются  в  кучу
щебня и увядших листьев".
     Вконец расстроенный писарь, грустно вздыхал,  поглядывая  на  птичек,
которые весело распевали свои песенки, перепархивая с ветки на ветку.
     "И  им  живется  лучше,  чем  мне.  Уметь  летать  -  какая  чудесная
способность!  Счастлив  тот,  кто  ею  одарен.  Если  бы  только   я   мог
превратиться в птичку, я бы стал вот таким маленьким жаворонком!"
     И в ту же минуту рукава и фалды его сюртука превратились в  крылья  и
обросли перьями, а вместо калош появились коготки. Он  сразу  заметил  все
эти превращения и улыбнулся. "Ну, теперь я вижу, что  это  сон.  Но  таких
дурацких снов мне еще не приходилось видеть", -  подумал  он,  взлетел  на
зеленую ветку и запел.
     Однако в его пении уже не было  поэзии,  так  как  он  перестал  быть
поэтом: калоши, как и  все,  кто  хочет  чего-нибудь  добиться,  выполняли
только одно дело зараз.  Захотел  писарь  стать  поэтом  -  стал,  захотел
превратиться  в  птичку  -  превратился,  но  зато  утратил  свои  прежние
свойства.
     "Забавно, нечего сказать! - подумал он. - Днем я сижу  в  полицейской
канцелярии, занимаюсь  важнейшими  делами,  а  ночью  мне  снится,  что  я
жаворонком летаю по Фредериксбергскому парку. Да  об  этом,  черт  возьми,
можно написать целую народную комедию!"
     И он слетел на траву, завертел  головой  и  принялся  весело  клевать
гибкие травинки, казавшиеся ему теперь огромными африканскими пальмами.
     Внезапно вокруг него стало темно, как ночью; ему почудилось, будто на
него набросили какое-то гигантское одеяло! На самом же деле это мальчик из
слободки накрыл его своей  шапкой.  Мальчик  запустил  руку  под  шапку  и
схватил писаря за спинку и крылья; тот сначала запищал  от  страха,  потом
вдруг возмутился:
     - Ах ты негодный щенок! Как ты смеешь! Я полицейский писарь!
     Но мальчишка услышал  только  жалобное  "пи-и,  пи-и-и".  Он  щелкнул
птичку по клюву и пошел с нею дальше, на горку.
     По дороге он встретил двух школьников; оба они были в высшем классе -
по своему положению в обществе, и в низшем -  по  умственному  развитию  и
успехам в науках. Они купили жаворонка за восемь скиллингов. Таким образом
полицейский писарь вернулся в город и оказался в одной квартире на Готской
улице.
     - Черт побери, хорошо, что это сон, - сказал писарь, - а не то  я  бы
здорово рассердился! Сначала я стал поэтом, потом - жаворонком. И ведь это
моя поэтическая натура внушила мне желание превратиться в  такую  малютку.
Однако невеселая это жизнь, особенно когда  попадешь  в  лапы  к  подобным
сорванцам. Хотел бы я узнать, чем все это кончится?
     Мальчики  принесли  его  в  красиво  обставленную  комнату,  где   их
встретила толстая улыбающаяся женщина. Она ничуть не обрадовалась "простой
полевой птичке",  как  она  назвала  жаворонка,  тем  не  менее  разрешила
мальчикам оставить его и посадить в клетку на подоконнике.
     - Быть может, он немного  развлечет  попочку!  -  добавила  она  и  с
улыбкой взглянула на большого зеленого попугая, который важно  покачивался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.