Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Сторож очутился на одной из тех бесчисленных  лунных  кольцевых  гор,
которые известны нам по большим лунным картам  доктора  Мэдлера.  Ведь  ты
тоже видел их, не правда ли? В горе образовался  кратер,  стенки  которого
почти отвесно обрывались вниз на  целую  датскую  милю,  а  на  самом  дне
кратера находился город. Город этот напоминал яичный белок,  выпущенный  в
стакан воды, - такими прозрачными и легкими казались его башни,  купола  и
парусообразные балконы, слабо колыхавшиеся в разреженном воздухе  луны.  А
над головой сторожа величественно плыл огромный огненно-красный шар - наша
земля.
     На луне было множество живых существ, которых мы бы  назвали  людьми,
если б они не так сильно отличались от нас  и  по  своей  внешности  и  по
языку. Трудно было ожидать, чтобы  душа  сторожа  понимала  этот  язык,  -
однако она прекрасно его понимала.
     Да, да, можете удивляться, сколько  хотите,  но  душа  сторожа  сразу
научилась языку жителей луны. Чаще всего они спорили о  нашей  земле.  Они
очень и очень сомневались в том, что на земле есть жизнь, ибо воздух  там,
говорили они, слишком плотный, и разумное лунное создание не могло  бы  им
дышать. Они  утверждали  далее,  что  жизнь  возможна  только  на  луне  -
единственной планете, где уже давным-давно зародилась жизнь.
     Но вернемся на Восточную улицу  и  посмотрим,  что  сталось  с  телом
сторожа.
     Безжизненное, оно по-прежднему сидело на ступеньках; палка со звездой
на конце, - у нас ее прозвали "утренней звездой", - выпала из рук, а глаза
уставились на луну, по которой сейчас путешествовала душа сторожа.
     - Эй, сторож, который час? - спросил какой-то прохожий; не дождавшись
ответа, он слегка щелкнул сторожа по носу. Тело потеряло равновесие  и  во
всю длину растянулось на тротуаре.
     Решив, что сторож умер, прохожий пришел  в  ужас,  а  мертвый  так  и
остался мертвым. Об этом сообщили куда следует, и  утром  тело  отвезли  в
больницу.
     Вот заварилась бы каша, если бы душа вернулась  и,  как  и  следовало
ожидать, принялась бы искать свое тело там, где рассталась с ним, то  есть
на Восточной улице. Обнаружив пропажу, она скорее всего сразу же  кинулась
бы в полицию, в адресный стол, оттуда в бюро по розыску вещей, чтобы  дать
объявление о пропаже в газете, и лишь в последнюю очередь отправилась бы в
больницу. Впрочем, о  душе  беспокоиться  нечего  -  когда  она  действует
самостоятельно, все идет прекрасно, и лишь тело мешает ей и заставляет  ее
делать глупости.
     Так вот, когда сторожа доставили в больницу и внесли в мертвецкую,  с
него первым долгом, конечно, сняли калоши, и душе  волей-неволей  пришлось
прервать свое путешествие и возвратиться в тело.  Она  сразу  же  отыскала
его, и сторож немедленно  ожил.  Потом  он  уверял,  что  это  была  самая
бредовая ночь в его жизни. Он даже за две марки  не  согласился  бы  вновь
пережить все эти ужасы. Впрочем, теперь все это позади.
     Сторожа выписали в тот же день, а калоши остались в больнице.



       4. "ГОЛОВОЛОМКА". ДЕКЛАМАЦИЯ. СОВЕРШЕННО НЕОБЫЧАЙНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

     Каждый житель Копенгагена много раз видел главный  вход  в  городскую
фредериксбергскую больницу, но так как эту историю, возможно, будут читать
не только копенгагенцы, нам придется дать кое-какие разъяснения.
     Дело в том, что больницу отделяет от улицы довольно  высокая  решетка
из толстых железных прутьев. Прутья эти расставлены так редко, что  многие
практиканты, если только они худощавы, ухитряются протиснуться между ними,
когда в неурочный час хотят выбраться в город. Труднее всего им  просунуть
голову, так что и в этом случае, как, впрочем,  нередко  бывает  в  жизни,
большеголовым приходилось труднее всего...  Ну,  для  вступления  об  этом
хватит.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.