Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                  И целовала губы мне шутя.

                  Будь я богат, я б и сейчас мечтал
                  О той, что безвозвратно потерял...
                  Она теперь красива и умна,
                  Но до сих пор сума моя бедна,
                  А сказки не заменят капитал,
                  Которого всевышний мне не дал.
                  Будь я богат, я б горечи не знал
                  И на бумаге скорбь не изливал,
                  Но в эти строки душу я вложил
                  И посвятил их той, которую любил.
                  В стихи мои вложил я пыл любви!
                  Бедняк я. Бог тебя благослови!

     Да, влюбленные вечно пишут подобные стихи, но люди  благоразумные  их
все-таки не печатают. Чин лейтенанта, любовь и бедность - вот  злополучный
треугольник, или, вернее, треугольная половина игральной кости,  брошенной
на счастье  и  расколовшейся.  Так  думал  лейтенант,  опустив  голову  на
подоконник и тяжко вздыхая:
     "Бедняк сторож и тот счастливее, чем я. Он не знает моих  мучений.  У
него есть домашний очаг, а жена и дети делят с ним и радость и  горе.  Ах,
как бы мне хотелось быть на его месте, ведь он гораздо счастливее меня!"
     И в этот же миг  ночной  сторож  снова  стал  ночным  сторожем:  ведь
офицером он сделался лишь благодаря калошам, но, как мы видели, не стал от
этого счастливее и захотел  вернуться  в  свое  прежнее  состояние.  Итак,
ночной сторож опять сделался ночным сторожем.
     "Какой скверный сон мне приснился! - сказал он. - А впрочем, довольно
забавный. Приснилось мне, что я стал тем самым лейтенантом, который  живет
у нас наверху, - и до чего же скучно он живет! Как мне не хватало  жены  и
ребятишек: кто-кто, а они всегда готовы зацеловать меня до смерти".
     Ночной сторож сидел на прежнем месте и кивал в такт своим мыслям. Сон
никак не выходил у него из головы, а на ногах все еще были  надеты  калоши
счастья. По небу покатилась звезда.
     "Ишь как покатилась, - сказал себе сторож. - Ну ничего,  их  там  еще
много осталось, - А хорошо бы увидеть поближе все эти небесные  штуковины.
Особенно луну: она не то что звезда, меж пальцев не проскользнет. Студент,
которому моя жена белье  стирает,  говорит,  что  после  смерти  мы  будем
перелетать с одной звезды на другую. Это, конечно, вранье, а  все  же  как
было бы интересно этак путешествовать!  Эх,  если  б  только  мне  удалось
допрыгнуть до неба, а тело пусть бы лежало здесь, на ступеньках".
     Есть вещи, о которых вообще нужно говорить очень осторожно,  особенно
если на ногах у тебя калоши счастья!  Вот  послушайте,  что  произошло  со
сторожем.
     Мы с вами наверняка ездили на поезде или на пароходе, которые шли  на
всех парах. Но по сравнению со скоростью света их скорость все  равно  что
скорость ленивца или улитки.  Свет  бежит  в  девятнадцать  миллионов  раз
быстрее самого лучшего скорохода, но не быстрее  электричества.  Смерть  -
это электрический удар в сердце, и на крыльях электричества  освобожденная
душа улетает из тела. Солнечный  луч  пробегает  двадцать  миллионов  миль
всего за восемь  минут  с  секундами,  но  душа  еще  быстрее,  чем  свет,
покрывает огромные пространства, разделяющие звезды.
     Для нашей души пролететь расстояние между двумя  небесными  светилами
так же просто, как нам самим дойти до  соседнего  дома.  Но  электрический
удар в сердце может стоить нам жизни, если на ногах у нас нет таких  калош
счастья, какие были у сторожа.
     В несколько секунд ночной сторож пролетел  пространство  в  пятьдесят
две тысячи миль, отделяющее землю от луны, которая, как известно,  состоит
из вещества гораздо более легкого, чем наша земля, и она примерно такая же
мягкая, как только что выпавшая пороша.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.