Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Что за град! Что за град! - говорила  принцесса  при  каждом  ударе
розог, и поделом ей было.
     Наконец она добралась до горы и постучала. Тут будто гром загремел, и
гора раздалась; принцесса вошла, а за ней и товарищ Йоханнеса  -  ведь  он
стал невидимкой, никто не видал его. Они прошли длинный-длинный коридор  с
какими-то странно сверкающими стенами, - по  ним  бегали  тысячи  огненных
пауков, горевших, как жар. Затем принцесса и ее невидимый спутник вошли  в
большую залу из серебра и  золота;  на  стенах  сияли  большие  красные  и
голубые цветы вроде подсолнечников, но боже упаси сорвать  их!  Стебли  их
были  отвратительными  ядовитыми  змеями,  а  самые  цветы   -   пламенем.
выходившим у них из пасти. Потолок был  усеян  светляками  и  голубоватыми
летучими мышами, которые  беспрерывно  хлопали  своими  тонкими  крыльями;
удивительное было зрелище! Посреди залы стоял трон  на  четырех  лошадиных
остовах вместо ножек; сбруя на лошадях была из огненных пауков, самый трон
из  молочно-белого  стекла,  а  подушки  на  нем  из   черненьких   мышек,
вцепившихся друг другу  в  хвосты  зубами.  Над  троном  был  балдахин  из
ярко-красной паутины, усеянной хорошенькими зелеными  мухами,  блестевшими
не хуже драгоценных камней. На троне сидел старый тролль; его  безобразная
голова была  увенчана  короной,  а  в  руках  он  держал  скипетр.  Тролль
поцеловал принцессу в лоб и усадил ее рядом с собой на  драгоценный  трон.
Тут заиграла музыка; большие черные кузнечики играли на губных гармониках,
а сова била себя крыльями по животу - у нее не было другого барабана.  Вот
был концерт! Маленькие гномы, с блуждающими огоньками на  шапках,  плясали
по залу. Никто не видал дорожного товарища Йоханнеса, а  он  стоял  позади
трона и видел и слышал все!
     В зале было много нарядных и важных придворных; но тот, у  кого  были
глаза, заметил бы, что придворные эти не больше  ни  меньше,  как  простые
палки с кочнами капусты вместо голов, -  тролль  оживил  их  и  нарядил  в
расшитые золотом платья; впрочем, не все ли равно, если они служили только
для парада!
     Когда пляска кончилась, принцесса рассказала троллю о новом женихе  и
спросила, о чем бы загадать на следующее утро, когда он придет во дворец.
     - Вот что, - сказал тролль, - надо взять  что-нибудь  самое  простое,
чего ему и в голову не придет. Задумай, например, о своем башмаке.  Ни  за
что не отгадает! Вели тогда отрубить ему голову, да не забудь принести мне
завтра ночью его глаза, я их съем!
     Принцесса низко присела и  сказала,  что  не  забудет.  Затем  тролль
раскрыл гору, и принцесса полетела домой, а товарищ Йоханнеса опять  летел
следом и так хлестал ее розгами, что она стонала и жаловалась  на  сильный
град и изо всех сил торопилась добраться до окна своей  спальни.  Дорожный
товарищ Йоханнеса полетел обратно на постоялый двор;  Йоханнес  еще  спал;
товарищ его отвязал свои крылья и тоже улегся в постель, - еще  бы,  устал
порядком!
     Чуть занялась заря, Йоханнес был уже на ногах; дорожный  товарищ  его
тоже встал и рассказал ему, что  ночью  он  видел  странный  сон  -  будто
принцесса загадала о своем башмаке, и потому просил  Йоханнеса  непременно
назвать принцессе башмак. Он ведь как раз слышал в горе у  тролля,  но  не
хотел ничего рассказывать Йоханнесу.
     - Что ж, для меня все равно, что ни назвать!  -  сказал  Йоханнес.  -
Может быть, твой сон и в руку: я ведь все время  думал,  что  бог  поможет
мне! Но я все-таки прощусь с тобой -  если  я  не  угадаю,  мы  больше  не
увидимся.
     Они поцеловались, и Йоханнес отправился во дворец. Зала  была  битком
набита народом; судьи сидели в креслах, прислонившись головами к  подушкам
из гагачьего пуха, - им ведь приходилось так много думать!  Старик  король
стоял и вытирал глаза белым носовым платком. Но вот вошла  принцесса;  она
была еще краше вчерашнего, мило раскланялась со всеми, а Йоханнесу  подала
руку и сказала:
     - Ну, здравствуй!
     Теперь надо было отгадывать, о чем она задумала. Господи, как ласково

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.