Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Йоханнесу руку.
     Но как только он  услыхал,  что  перед  ним  новый  жених,  он  начал
плакать, выронил из рук и скипетр  и  державу  и  принялся  утирать  слезы
полами халата. Бедный старичок король!
     - И не пробуй лучше! - сказал он. - С  тобой  будет  то  же,  что  со
всеми! Вот погляди-ка!
     И он свел Йоханнесс в сад принцессы. Брр...  какой  ужас!  На  каждом
дереве висело по три, по четыре  принца,  которые  когда-то  сватались  за
принцессу, но не сумели отгадать того, что  она  задумала.  Стоило  подуть
ветерку, и кости громко стучали одна о  другую,  пугая  птиц,  которые  не
смели даже  заглянуть  в  этот  сад.  Колышками  для  цветов  там  служили
человечьи кости, в цветочных горшках торчали черепа с оскаленными зубами -
вот так сад был у принцессы!
     - Вот видишь! - сказал старик король. - И с тобой будет то же, что  и
с ними! Не пробуй лучше! Ты ужасно огорчаешь меня, я так  близко  принимаю
это к сердцу!
     Йоханнес  поцеловал  руку  доброму  королю  и  сказал,  что  все-таки
попробует, очень уж полюбилась красавица принцесса.
     В это время во двор въехала принцесса со своими дамами,  и  король  с
Йоханнесом вышли к ней поздороваться. Она была  в  самом  деле  прелестна,
протянула Йоханнесу руку, и  он  полюбил  ее  еще  больше  прежнего.  Нет,
конечно, она не могла быть такою злой, гадкой ведьмой, как говорили люди.
     Они отправились в залу, и маленькие пажи стали обносить их вареньем и
медовыми пряниками, но старик король был так опечален, что не  мог  ничего
есть, да и пряники были ему не по зубам!
     Было решено, что Йоханнес придет во дворец на другое утро, а судьи  и
весь совет соберутся слушать, как он  будет  отгадывать.  Справится  он  с
задачей на первый раз - придет еще два раза; но никому  еще  не  удавалось
отгадать и одного раза, все платились головой за первую же попытку.
     Йоханнеса ничуть не заботила мысль о том, что будет  с  ним;  он  был
очень весел, думал только о прелестной принцессе и крепко верил,  что  бог
не оставит его своей помощью; каким образом поможет он ему -  Йоханнес  не
знал, да и думать об этом не хотел, а шел себе,  приплясывая,  по  дороге,
пока наконец не пришел обратно на постоялый двор, где его ждал товарищ.
     Но дорожный товарищ Йоханнеса грустно покачал головой и сказал:
     - Я так люблю тебя, мы могли бы провести вместе еще много  счастливых
дней, и вдруг мне  придется  лишиться  тебя!  Мой  бедный  друг,  я  готов
заплакать, но не хочу огорчать тебя: сегодня, может быть, последний  день,
что мы вместе! Повеселимся же хоть сегодня! Успею  наплакаться  и  завтра,
когда ты уйдешь во дворец!
     Весь город сейчас же узнал,  что  у  принцессы  новый  жених,  и  все
страшно опечалились. Театр закрылся, торговки  сладостями  обвязали  своих
сахарных поросят черным крепом, а король и священники собрались в церкви и
на коленях молились богу. Горе было всеобщее: ведь и с  Йоханнесом  должно
было случиться то же, что с прочими женихами.
     Вечером товарищ  Йоханнеса  приготовил  пунш  и  предложил  Йоханнесу
хорошенько повеселиться и выпить за здоровье принцессы. Йоханнес выпил два
стакана, и ему ужасно захотелось спать, глаза у него закрылись сами собой,
и он уснул крепким сном. Товарищ поднял его со стула и уложил в постель, а
сам, дождавшись ночи, взял два больших крыла, которые отрубил  у  мертвого
лебедя, привязал их к плечам, сунул в карман самый большой пучок розог  из
тех, что получил от старухи, сломавшей себе ногу, открыл  окно  и  полетел
прямо ко дворцу. Там он уселся в уголке под окном принцессиной  спальни  и
стал ждать.
     В городе было тихо, тихо; вот пробило три четверти двенадцатого, окно
распахнулось и вылетела  принцесса  в  длинном  белом  плаще,  с  большими
черными крыльями за спиной. Она  направилась  прямо  к  высокой  горе,  но
дорожный товарищ Йоханнеса сделался невидимкой и полетел  за  ней  следом,
хлеща ее розгами до крови. Брр... вот так был полет! Ее плащ развевался на
ветру, точно парус, и через него просвечивал месяц.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.