Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бедного умершего в покое! Я  обойдусь  и  без  денег,  у  меня  есть  пара
здоровых рук, да и бог не оставит меня!
     - Ну, - сказали злые люди, - если ты заплатишь нам  за  него,  мы  не
сделаем ему ничего дурного, будь спокоен!
     И они взяли у Йоханнеса деньги, посмеялись над его простотой и  пошли
своей дорогой, а Йоханнес хорошенько уложил покойника  в  гробу,  скрестил
ему руки, простился с ним и с веселым сердцем вновь пустился в путь.
     Идти пришлось через лес; между деревьями, освещенными лунным сиянием,
резвились прелестные малютки эльфы; они ничуть не пугались Йоханнеса;  они
хорошо знали, что он добрый, невинный человек, а ведь только злые люди  не
могут видеть эльфов.  Некоторые  из  малюток  были  не  больше  мизинца  и
расчесывали  свои  длинные  белокурые  волосы  золотыми  гребнями,  другие
качались на больших каплях росы, лежавших на листьях и  стебельках  травы;
иногда капля скатывалась, а с нею и эльфы, прямо в густую траву,  и  тогда
между остальными малютками поднимался такой хохот и возня! Ужасно  забавно
было! Они пели, и Йоханнес узнал все хорошенькие песенки, которые он певал
еще ребенком. Большие пестрые пауки  с  серебряными  коронами  на  головах
должны были перекидывать для эльфов с куста на куст висячие мосты и  ткать
целые дворцы, которые, если на  них  попадала  капля  росы,  сверкали  при
лунном свете  чистым  хрусталем.  Но  вот  встало  солнце,  малютки  эльфы
вскарабкались в чашечки цветов, а ветер подхватил  их  мосты  и  дворцы  и
понес по воздуху, точно простые паутинки.
     Йоханнес уже вышел из леса, как вдруг позади  него  раздался  звучный
мужской голос:
     - Эй, товарищ, куда путь держишь?
     - Куда глаза глядят! - сказал Йоханнес. - У  меня  нет  ни  отца,  ни
матери, я круглый сирота, но бог не оставит меня!
     - Я тоже иду по белу свету, куда глаза глядят, - сказал незнакомец. -
Не пойти ли нам вместе?
     - Пойдем! - сказал Йоханнес, и они пошли вместе.
     Скоро они очень полюбились друг другу: оба они были славные люди.  Но
Йоханнес заметил, что незнакомец был гораздо умнее его, обошел чуть ли  не
весь свет и умел порассказать обо всем.
     Солнце стояло уже высоко,  когда  они  присели  под  большим  деревом
закусить. И тут появилась дряхлая старуха, вся  сгорбленная,  с  клюкой  в
руках; за спиной у нее была вязанка хвороста,  а  из  высоко  подоткнутого
передника три больших пучка папоротника и ивовых  прутьев.  Когда  старуха
поравнялась с Йоханнесом и его товарищем, она вдруг поскользнулась,  упала
и громко вскрикнула: бедняга сломала себе ногу.
     Йоханнес сейчас же  предложил  товарищу  отнести  старуху  домой,  но
незнакомец открыл свою котомку, вынул оттуда баночку и сказал старухе, что
у него такая мазь, которая сразу вылечит ее, и она пойдет домой, как ни  в
чем не бывало. Но за это она должна подарить ему те три пучка,  которые  у
нее в переднике.
     - Плата хорошая! - сказала старуха и как-то странно покачала головой.
Ей не хотелось расставаться со своими прутьями, но и лежать  со  сломанной
ногой было тоже неприятно, и вот она отдала ему прутья,  а  он  сейчас  же
помазал ей ногу мазью; раз, два - и старушка  вскочила  и  зашагала  живее
прежнего. Вот так мазь была! Такой не достанешь в аптеке!
     - На что тебе эти прутья? - спросил Йоханнес у товарища.
     - А чем не букеты? - сказал тот. Они мне очень  понравились:  я  ведь
чудак!
     Потом они прошли еще добрый конец.
     - Смотри, как заволакивает, - сказал Йоханнес, указывая  перед  собой
пальцем. - Вот так облака!
     - Нет, - сказал его товарищ, - это не облака, а горы,  высокие  горы,
по которым можно добраться до самых облаков. Ах, как там хорошо! Завтра мы
будем уже далеко-далеко!
     Горы были совсем не так близко, как казалось:  Йоханнес  с  товарищем
шли целый день, прежде чем добрались до того места, где начинались  темные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.