Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  Ну-ка,  расскажите  нам  сказку!  -  сказала  королева.  -  Только
что-нибудь серьезное, поучительное.
     - Ну чтобы и посмеяться можно было! - прибавил король.
     - Хорошо! - отвечал купеческий сын и стал рассказывать.
     Слушайте же хорошенько!
     -  Жила-была  пачка  серных  спичек,  очень  гордых   своим   высоким
происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была  одним  из  крупных  и
старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между  огнивом  и
старым железныи котелком и рассказывали соседям о своем детстве.
     - Да, хорошо нам жилось, когда мы были молоды-зелены (мы ведь тогда и
в самом деле были зеленые!), - говорили они. - Каждое утро и каждый  вечер
у нас был бриллиантовый чай - роса, день-деньской светило на нас  в  ясную
погоду солнышко, а птички должны были рассказывать  нам  свои  сказки!  Мы
отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были
одеты только летом, а у нас хватало  средств  и  на  зимнюю  и  на  летнюю
одежду. Но вот явились раз дровосеки, и начались великие перемены! Погибла
и вся наша семья! Глава семьи - ствол получил после того место  грот-мачты
на великолепном корабле, который мог бы объехать кругом всего света,  если
б только захотел; ветви уже разбрелись кто-куда, а нам вот выпало на  долю
служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные
господа, как мы!
     - Ну, со мной все было по-другому! - сказал котелок, рядом с  которым
лежали спички. - С самого появления  на  свет  меня  беспрестанно  чистят,
скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и,  говоря  по
правде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное  мое  баловство  -
это вот лежать после обеда чистеньким на полке и вести приятную  беседу  с
товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое
бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она
часто ходит на рынок, но у нее уж чересчур резкий язык. Послушать  только,
как она рассуждает о  правительстве  и  о  народе!  На  днях,  слушая  ее,
свалился от страха с  полки  и  разбился  в  черепки  старый  горшок!  Да,
немножко легкомысленна она - скажу я вам!
     - Уж больно ты разболтался! -  сказало  вдруг  огниво,  и  сталь  так
ударило по кремню, что посыпались  искры.  -  Не  устроить  ли  нам  лучше
вечеринку?
     - Конечно, конечно. Побеседуем о том,  кто  из  нас  всех  важнее!  -
сказали спички.
     - Нет, я не люблю говорить о самой себе, - сказала глиняная миска.  -
Будем просто вести беседу! Я начну и раскажу кое-что из жизни,  что  будет
знакомо и понятно всем и каждому, а это ведь приятнее всего. Так  вот:  на
берегу родного моря, под тенью датских буков...
     - Чудесное начало! - сказали тарелки. - Вот это будет история как раз
по нашему вкусу!
     - Там в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель  была
полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись  каждые  две
недели.
     - Как вы интересно  рассказываете!  -  сказала  метелка.  -  В  вашем
рассказе  так   и   слышна   женщина,   чувствуется   какая-то   особенная
чистоплотность!
     - Да, да! - сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув
на пол воду.
     Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был на хуже начала.
     Тарелки загремели от восторга, а метелка достала из  ящика  с  песком
зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это  раздосадует  всех
остальных, да к тому же подумала: "Если я увенчаю ее сегодня, она увенчает
меня завтра!"
     - Теперь мы попляшем! - сказали угольные щипцы и пустились в пляс.  И
боже мой, как они вскидывали то одну, то другую  ногу!  Старая  обивка  на
стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!
     - А нас увенчают? - спросили шипцы, и их тоже увенчали.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.