Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Вечером мальчик вернулся  домой.  Время  шло;  наступила  зима;  окна
замерзли, и  мальчику  приходилось  дышать  на  них,  чтобы  оттаяло  хоть
маленькое отверстие,  в  которое  можно  было  взглянуть  на  улицу.  Снег
запорошил все завитушки и надпись  на  карнизах  старого  дома  и  завалил
лестницу, - дом стоял словно нежилой. Да так оно и было: старичок,  хозяин
его, умер.
     Вечером к старому дому подъехала колесница, на нее поставили  гроб  и
повезли старичка за город, в фамильный склеп. Никто не шел за гробом - все
друзья старика давным-давно умерли. Мальчик послал вслед  гробу  воздушный
поцелуй.
     Несколько дней спустя в старом доме  назначен  был  аукцион.  Мальчик
видел из окошка, как уносили старинные портреты рыцарей и  дам,  цветочные
горшки с длинными ушами, старые стулья и шкафы. Одно  пошло  сюда,  другое
туда; портрет дамы, купленный в лавке старьевщика, вернулся  туда  же,  да
так там и остался: никто ведь не знал этой дамы, никому и не нужен был  ее
портрет.
     Весною стали ломать старый дом - этот жалкий сарай уже  мозолил  всем
глаза, и с улицы можно было заглянуть в самые комнаты с обоями  из  свиной
кожи, висевшими клочьями; зелень на террасе разрослась еще пышнее и  густо
обвивала упавшие балки. Наконец место очистили совсем.
     - Вот и отлично! - сказали соседние дома.
     Вместо старого дома на улице появился  новый,  с  большими  окнами  и
белыми ровными стенами. Перед ним,  то  есть,  собственно,  на  том  самом
месте, где стоял прежде старый дом,  разбили  садик,  и  виноградные  лозы
потянулись оттуда к  стене  соседнего  дома.  Садик  был  обнесен  высокой
железной решеткой, и вела в него железная калитка. Все это  выглядело  так
нарядно,  что  прохожие  останавливались   и   глядели   сквозь   решетку.
Виноградные  лозы  были  усеяны  десятками  воробьев,   которые   чирикали
наперебой, но не о старом доме, - они ведь не могли его помнить; с тех пор
прошло столько лет, что  мальчик  успел  стать  мужчиною.  Из  него  вышел
дельный человек на радость  своим  родителям.  Он  только  что  женился  и
переехал со своею молодой женой как раз в этот новый дом с садом.
     Оба они были в саду; муж смотрел, как жена сажала на клумбу  какой-то
приглянувшийся ей полевой цветок. Вдруг молодая женщина вскрикнула:
     - Ай! Что это?
     Она укололась - из мягкой, рыхлой земли торчало  что-то  острое.  Это
был - да, подумайте!  -  оловянный  солдатик,  тот  самый,  что  пропал  у
старика, валялся в мусоре и наконец много-много лет пролежал в земле.
     Молодая женщина обтерла солдатика сначала зеленым  листком,  а  затем
своим тонким носовым платком. Как чудесно пахло от него духами!  Оловянный
солдатик словно очнулся от обморока.
     - Дай-ка мне  посмотреть!  -  сказал  молодой  человек,  засмеялся  и
покачал головой. - Ну, это, конечно, не тот самый, но  он  напоминает  мне
одну историю из моего детства!
     И он рассказал своей жене о старом доме, о хозяине его и об оловянном
солдатике,  которого  послал  бедному  одинокому  старичку.   Словом,   он
рассказал все,  как  было  в  действительности,  и  молодая  женщина  даже
прослезилась, слушая его.
     - А может быть, это и тот самый оловянный солдатик! - сказала она.  -
Я спрячу его на память. Но ты непременно покажи мне могилу старика!
     - Я и сам не знаю, где она! - отвечал он. - Да и никто не знает!  Все
его друзья умерли раньше него, никому не было и дела до его могилы, я же в
те времена был еще совсем маленьким мальчуганом.
     - Как ужасно быть таким одиноким! - сказала она.
     - Ужасно быть одиноким! -  сказал  оловянный  солдатик.  -  Но  какое
счастье сознавать, что тебя не забыли!
     - Счастье!  -  повторил  чей-то  голос  совсем  рядом,  но  никто  не
расслышал его, кроме оловянного солдатика.
     Оказалось, что это говорил лоскуток  свиной  кожи,  которую  когда-то
были обиты комнаты старого дома. Позолота с него вся сошла, и он был похож

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.