Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ганс Христиан Андерсен

   Огниво

   Шел солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на бо-
ку; он шел домой с войны. На дороге встретилась ему старая ведьма -  бе-
зобразная, противная: нижняя губа висела у нее до самой груди.
   - Здорово, служивый! - сказала она. - Какая у тебя славная  сабля!  А
ранец-то какой большой! Вот бравый солдат! Ну сейчас ты получишь  денег,
сколько твоей душе угодно.
   - Спасибо, старая ведьма! - сказал солдат.
   - Видишь вон то старое дерево? - сказала ведьма, показывая на дерево,
которое стояло неподалеку. - Оно внутри пустое. Влезь наверх, там  будет
дупло, ты и спустись в него, в самый низ! А перед тем я обвяжу тебя  ве-
ревкой вокруг пояса, ты мне крикни, и я тебя вытащу.
   - Зачем мне туда лезть? - спросил солдат.
   - За деньгами! - сказала ведьма. - Знай, что когда ты  доберешься  до
самого низа, то увидишь большой подземный ход; в нем горит больше  сотни
ламп, и там совсем светло. Ты увидишь три  двери;  можешь  отворить  их,
ключи торчат снаружи. Войди в первую комнату;  посреди  комнаты  увидишь
большой сундук, а на нем собаку: глаза у нее, словно чайные чашки! Но ты
не бойся! Я дам тебе свой синий клетчатый передник, расстели его на  по-
лу, а сам живо подойди и схвати собаку, посади ее  на  передник,  открой
сундук и бери из него денег вволю. В этом сундуке одни медяки;  захочешь
серебра - ступай в другую комнату;  там  сидит  собака  с  глазами,  как
мельничные колеса! Но ты не пугайся: сажай ее на передник  и  бери  себе
денежки. А захочешь, так достанешь и  золота,  сколько  сможешь  унести;
пойди только в третью комнату. Но у собаки, что сидит там на  деревянном
сундуке, глаза - каждый с круглую башню. Вот это собака!  Злющая-презлю-
щая! Но ты ее не бойся: посади на мой передник, и она тебя не тронет,  а
ты бери себе золота, сколько хочешь!
   - Оно бы недурно! - сказал  солдат.  -  Но  что  ты  с  меня  за  это
возьмешь, старая ведьма? Ведь что-нибудь да тебе от меня нужно?
   - Я не возьму с тебя ни полушки! - сказала ведьма. -  Только  принеси
мне старое огниво, его позабыла там моя бабушка, когда спускалась в пос-
ледний раз.
   - Ну, обвязывай меня веревкой! - приказал солдат.
   - Готово! - сказала ведьма. - А вот и мой синий клетчатый передник!
   Солдат влез на дерево, спустился в  дупло  и  очутился,  как  сказала
ведьма, в большом проходе, где горели сотни ламп.
   Вот он открыл первую дверь. Ох! Там сидела собака с глазами, как чай-
ные чашки, и таращилась на солдата.
   - Вот так молодец! - сказал солдат, посадил пса на ведьмин передник и
набрал полный карман медных денег, потом закрыл сундук, опять посадил на
него собаку и отправился в другую комнату. Ай-ай! Там  сидела  собака  с
глазами, как мельничные колеса.
   - Нечего тебе таращиться на меня, глаза заболят! -  сказал  солдат  и
посадил собаку на ведьмин передник. Увидев в сундуке огромную  кучу  се-
ребра, он выбросил все медяки и набил оба кармана и ранец серебром.  За-
тем солдат пошел в третью комнату. Фу ты пропасть! У этой  собаки  глаза
были ни дать ни взять две круглые башни и вертелись, точно колеса.
   - Мое почтение! - сказал солдат и взял под козырек. Такой  собаки  он
еще не видывал.
   Долго смотреть на нее он, впрочем, не стал, а взял да  и  посадил  на
передник и открыл сундук. Батюшки! Сколько тут было золота!  Он  мог  бы
купить на него весь Копенгаген, всех сахарных поросят у торговки сластя-
ми, всех оловянных солдатиков, всех деревянных лошадок и все кнутики  на
свете! На все хватило бы! Солдат повыбросил из карманов и ранца серебря-
ные деньги и так набил карманы,  ранец,  шапку  и  сапоги  золотом,  что
еле-еле мог двигаться. Ну, наконец-то он был с деньгами! Собаку он опять

1 : 2 : 3 : 4 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.