Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                          Ганс Христиан АНДЕРСЕН

                            ДОЧЬ БОЛОТНОГО ЦАРЯ




     Много сказок рассказывают аисты своим птенцам - все про болота да про
трясины. Сказки, конечно, приноравливаются к возрасту и понятиям  птенцов.
Малышам довольно сказать "крибле, крабле, плурремурре", - для  них  и  это
куда как забавно; но птенцы постарше требуют от сказки кое-чего  побольше,
по крайней мере того, чтобы в ней упоминалось  об  их  собственной  семье.
Одну из самых длинных и старых сказок, известных у аистов, знаем и мы все.
В ней рассказывается о Моисее, которого мать пустила в корзинке по  волнам
Нила, а дочь фараона нашла  и  воспитала.  Впоследствии  он  стал  великим
человеком, но где похоронен - никому неизвестно. Так оно, впрочем,  сплошь
да рядом бывает.
     Другой сказки никто не знает, может  быть,  именно  потому,  что  она
родилась у нас, здесь. Вот уже с тысячу лет, как она переходит  из  уст  в
уста, от одной аистихи-мамаши к другой, и каждая аистиха  рассказывает  ее
все лучше и лучше, а мы теперь расскажем лучше их всех!
     Первая пара аистов, пустившая эту сказку в  ход  и  сама  принимавшая
участие в описываемых в ней событиях, всегда  проводила  лето  на  даче  в
Дании, близ Дикого болота, в Венсюсселе,  то  есть  в  округе  Иеринг,  на
севере Ютландии - если уж говорить  точно.  Гнездо  аистов  находилось  на
крыше бревенчатого дома викинга. В той местности и до  сих  пор  еще  есть
огромное болото; о нем можно даже прочесть в официальном описании  округа.
Местность эта - говорится в нем - была некогда морским дном, но потом  дно
поднялось; теперь это несколько квадратных миль  топких  лугов,  трясин  и
торфяных болот, поросших морошкой да жалким кустарником и  деревцами.  Над
всей местностью почти постоянно клубится густой туман. Лет семь  -  десять
тому назад тут еще водились волки - Дикое болото вполне  заслуживало  свое
прозвище! Представьте же  себе,  что  было  тут  тысячу  лет  тому  назад!
Конечно, и в те времена многое выглядело так же,  как  и  теперь:  зеленый
тростник с темно-лиловыми султанчиками  был  таким  же  высоким,  кора  на
березках так же белела, а мелкие их листочки так же трепетали; что  же  до
живности, встречавшейся здесь, так мухи  и  тогда  щеголяли  в  прозрачных
платьях того же фасона, любимыми цветами аистов были, как и теперь,  белый
с черным, чулки они носили такие же красные, только у людей в  те  времена
моды были другие. Но каждый человек, кто бы он ни был,  раб  или  охотник,
мог проваливаться в трясину и тысячу лет тому назад, так  же  как  теперь:
ведь стоит только ступить на зыбкую почву ногой - и конец, живо  очутишься
во владениях болотного царя! Его можно было бы назвать и трясинным  царем,
но болотный царь звучит как-то лучше. К тому же и аисты его так  величали.
О правлении болотного царя мало что и  кому  известно,  да  оно  и  лучше,
пожалуй.
     Недалеко от болота, над  самым  Лим-фиордом,  возвышался  бревенчатый
замок викинга, в три этажа, с башнями и каменными подвалами. На крыше  его
свили себе гнездо аисты. Аистиха сидела на яйцах в полной уверенности, что
сидит не напрасно!
     Раз вечером сам аист где-то замешкался и  вернулся  в  гнездо  совсем
взъерошенный и взволнованный.
     - Что я расскажу тебе! Один ужас! - сказал он аистихе.
     - Ах, перестань, пожалуйста! - ответила она. - Не забывай, что я сижу
на яйцах и могу испугаться, а это отразится на них!
     -  Нет,  ты  послушай!  Она  таки  явилась  сюда,   дочка-то   нашего
египетского хозяина! Не побоялась такого путешествия! А теперь  и  поминай
ее как звали!
     - Что? Принцесса, египетская принцесса? Да они ведь из рода фей!  Ну,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.