Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                          Ганс Христиан АНДЕРСЕН

                               ВОЛШЕБНЫЙ ХОЛМ




     Юркие ящерицы так и шмыгали по растрескавшейся коре  старого  дерева.
Они  прекрасно  понимали  друг  дружку  -  ведь   разговор-то   они   вели
по-ящеричьи.
     - Нет, вы только послушайте, как гремит, как бурлит внутри волшебного
холма, - сказала одна ящерица, - из-за их возни я уже  две  ночи  глаз  не
смыкаю. Лучше бы у меня зубы болели, все равно нет покоя.
     - Что-то они там внутри затевают! - сказала вторая ящерица. - На ночь
они поднимают холм на четыре огненных столба, и  он  стоит  так  до  самых
петухов - видно, хотят его проветрить получше. А  лесные  девы  разучивают
новые танцы с притоптыванием. Что-то они там затевают.
     - Интересно, что это за гости? - заволновались ящерицы. - И  что  там
затевается? Послушайте только, как бурлит, как гремит!
     В этот  самый  момент  волшебный  холм  раздался,  и  оттуда,  быстро
перебирая ножками, вышла старая лесная дева. Спины у нее, правда, не было,
но  в  остальном  она  выглядела  вполне  прилично.   Она   была   дальней
родственницей лесного царя, служила у  него  экономкой  и  носила  на  лбу
янтарное сердце. Ноги ее так и  мелькали  -  раз-два,  раз-два!  Ишь,  как
засеменила, и прямиком в болото, где жил козодой.
     - Вас приглашают к лесному царю, праздник состоится сегодня ночью,  -
сказала она. - Но сначала мы хотели бы просить вас  об  одной  услуге.  Не
согласитесь ли  вы  разнести  приглашения?  Ведь  вы  у  себя  приемов  не
устраиваете,  не  мешало  бы  другим  помочь!  Мы  ждем  к  себе   знатных
иностранцев, троллей, если вам это что-нибудь  говорит.  И  старый  лесной
царь не хочет ударить лицом в грязь.
     - Кого приглашать? - спросил козодой.
     - Ну, на большой бал мы зовем всех подряд, даже  людей,  если  только
они умеют разговаривать во сне или еще хоть чем-нибудь занимаются по нашей
части. Но на ужин решено приглашать с большим выбором, только самую знать.
Сколько я спорила с лесным царем!  По-моему,  привидения  и  то  звать  не
стоит. Прежде всего надо пригласить морского царя с дочками. Они,  правда,
не очень любят бывать на суше, но мы посадим их на мокрые камни, а  может,
и еще что получше придумаем. Авось на этот раз  они  не  откажутся.  Затем
нужно пригласить всех старых  троллей  высшего  разряда,  из  тех,  что  с
хвостами. Потом - водяного и домовых, а кроме того, я считаю,  что  нельзя
обойти   кладбищенскую   свинью,   трехногую   лошадь   без    головы    и
гнома-церквушника. Правда, они относятся к нечистой силе  другого  рода  и
вроде бы состоят при церкви, но в конце концов это только их работа, а  мы
ведь все-таки в близком родстве, и они часто нас навещают.
     - Хорошо! - сказал козодой и полетел созывать гостей.
     А лесные девы уже кружились на волшебном холме.
     Они  разучивали  танец  с  покрывалами,   с   длинными   покрывалами,
сотканными из тумана и лунного сияния. И те, кому такое по вкусу, нашли бы
их танец очень красивым. Внутри холма все было вычищено и вылизано. Пол  в
огромной зале вымыли лунным светом, а стены протерли ведьминым салом,  так
что они сверкали, точно тюльпаны на солнце. Кухня  ломилась  от  припасов,
жарили на вертелах лягушек, начиняли детскими пальчиками колбасу из  ужей,
готовили салаты из  поганок,  моченых  мышиных  мордочек  и  цикуты.  Пиво
привезли от болотницы,  из  ее  пивоварни,  а  игристое  вино  из  селитры
доставили прямо из кладбищенских склепов. Все готовили по лучшим рецептам,
а на десерт собирались подать ржавые гвозди и битые церковные стекла.
     Старый лесной царь велел почистить свою корону толченым грифелем,  да
не простым, а тем, которым писал первый ученик.  Раздобыть  такой  грифель

1 : 2 : 3 : 4 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.