Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Сергей Александров.
                               Два рассказа:
 Растяпа
 Мулла


                                  Растяпа

     Долгое время первенство среди офицеров нашего  полка  по  растяпистости
держал  старший  лейтенант  с оригинальным именем Леопольд. Человеком он был
порядочным, но военная косточка в нем не прощупывалась.  И  вот  судьба  ему
улыбнулась, его славу затмили, да еще как!
     Прибыл  в  полк  по  замене  лейтенант В. Прибыл на должность командира
одного из ответственных взводов  обеспечения.  Какого?  Тайны  открывать  не
буду.  Ходил  он развинченной походкой, на лице его постоянно было выражение
человека, выпившего по ошибке вместо водки бензин. Если правда то, что глаза
- зеркало души, то душа его  эмоциями  обременена  не  была.  Рот  его  был
постоянно открыт и понятно, какой диагноз поставил бы ему любой психиатр.
     Прибыл  он  в  разгар  большой армейской операции, был быстро переодет,
вооружен и отправлен в район боевых  действий.  Там  взводный,  которого  он
менял,  пожал  ему  радостно  руку  и  убыл к месту постоянной дислокации -
готовиться к сдаче дел, должности и к отвальной.
     А В. уже на следующее утро со  своим  взводом  замыкал  пешую  колонну,
прочесывающую  какое-то  ущелье.  Устав  от непривычного марша, присел он на
камушек, а проходившим мимо боййцам говорил, что отдохнет и пойдет в хвосте.
Солнце припекало, лейтенант задремал, а, очнувшись, бросился догонять своих,
но тщетно: О его пропаже доложили с ближайшего привала.  Что  тут  началось!
Подразделения  полка  были  немедленно  сняты  со  всех задач и приступили к
поискам; была  задействована  часть  вертолетов,  которых  и  так  вечно  не
хватало; эфир раскалился от громов, низвергаемых снизу доверху.
     Лейтенант   же  метался  по  душманским  ущельям  голодный,  усталый  и
перепуганный. Другому бы и часа хватило, чтобы быть  подстреленным,  а  этот
шатался  почти  трое  суток.  Наконец, увидел он на какой-то вершине колючую
проволоку и флаг - то был пост доблестной афганской армии. Вскарабкался  он
кое-как  на  гору,  преодолел проволочное заграждение и, как снег на голову,
свалился на доедающих последнего  барана  сарбозов.  Те  на  время  про  еду
забыли.  Ведь  лейтенант  прошел  через  минное поле, напичканное нажимными,
натяжными и сигнальными минами, как  вяленный  лещ  костями.  Другой  бы,  в
лучшем случае, на одной ноге прыгал, а этому ничего:
     Спустили   его   с   поста,   доставили   в   полк  и  по  молодости  и
необстрелянности  не  наказали,  но,  если  учесть,  сколько  ласковых  слов
выслушал  за  эти  трое  суток командир, можно представить, как "полюбил" он
недотепу. А тот как ни в чем ни  бывало  продолжал  подбрасывать  поленья  в
костер этой горячей "любви". Взвод он развалил, вечно всюду опаздывал, делал
все  "через  наоборот".  Начальник службы, которому подчинялся взвод, весьма
почтенный офицер, был штатным полковым дознавателем, и поскольку почти треть
полка  выполняла  особые  задачи  за   тридевять   земель,   и   большинство
происшествий  выпадало  именно  на  эту треть, то в полку он появлялся очень
редко. В общем, та сторона служебной карточки взводного ,  где  записываются
взыскания, была исписана мелким почерком.
     Чашу  терпения  переполнил  случай  с  броником. Был во взводе такой, с
совершенно неисправным спецоборудыванием, не подлежащий еще списанию и такой
"неходячий", что  инсцинировать  его  гибель  на  "войне"  не  было  никакой
возможности.  Плюс  ко  всему,  благодаря  растяпе,  был тот БРДМ совершенно
разграблен.
     Один  из  редких  приездов  в  наш  полк  начальника  службы  совпал  с
продвижением  через  наше  расподожение  другого  полка.  И за "кружкой чая"
договорились два  хитрых  начальника  о  том,  что  оставит  тот  полк  свой
исправный броник у нас, а хозяин постарается свой неисправный изничтожить и,
если  все  получится,  то на обратном пути "потеряет" проходящая часть в бою

1 : 2 : 3 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.