Случайный афоризм
Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                В. Аксенов

                      Карадаг-68. Из книги "Радиоэссе"


     Время  от  времени  я  буду   рассказывать   утомленному   проблемами
современной жизни читателю разные забавные истории; думаю, что он заслужил
эти маленькие призы. Ручаюсь, однако,  что  истории  эти  будут  содержать
гораздо больше правды, чем вымысла, во всяком случае, все они будут  иметь
реальную основу, то  есть  базироваться  на  действительно  имевших  место
событиях - ну, а если они вызовут не только улыбку, но и размышление, то в
этом, полагаю, будет не моя вина, а читателя.
     Вот одна из подобных историй, случившаяся в Крыму...
     Вижу  уже  иронический  взгляд  и  спешу  оговориться:  дело  было  в
настоящем Крыму, на  полуострове  Крым,  а  не  на  каком-то  воображаемом
острове,  в  Крымской  области   Украинской   Советской   Социалистической
Республики, а не в каком-то мифическом  государстве,  и  происходило  это,
совершенно отчетливо помню, в августе 1968 года.
     В том  месяце  того  года,  как  многие  еще,  должно  быть,  помнят,
вооруженные  силы  Варшавского  пакта  оккупировали  своего   собственного
союзника Чехословакию. Сенсация была невероятная, шуму - на  весь  мир,  и
никто в мире не заметил,  что  параллельно  с  этой  гениальной  операцией
произошла другая, не менее гениальная, хотя и тихая, в ходе  которой  была
оккупирована еще одна республика,  впрочем,  не  состоявшая  в  Варшавском
пакте.
     Я жил в то лето в Литфондовском доме, в Восточном Крыму, в знаменитом
литературном поселке Коктебель.  За  неделю  до  захвата  Праги  над  всей
Европой стояло безоблачное небо, а  мы  тогда  входили  в  Европу,  в  том
смысле, что полагали себя ее  частью.  Происходили  всевозможные  купания,
ныряния  и  возлияния.  Как  всегда  в  Коктебеле  нашу  компанию  начинал
постопенно охватывать  волошинский  артистический  дух,  средиземноморское
возбуждение сродни шампанскому. Прозрачнейшее море содержало  плывущие  на
разных уровнях тела людей и дельфинов.
     По ночам в соответствии с законами августа в море и на горы  сыпались
звезды. Контуры Карадага, Святой горы и Сюрюкая  то  плыли  над  нами,  то
вдруг с лунной четкостью закреплялись в пространстве,  создавая  волшебную
коктебельскую иллюзию свободы и молодости. Впрочем, мы и в самом деле были
тогда еще довольно молоды.
     Однажды из соседней Феодосии приехали два журналиста и взялись  брать
интервью  у  писателей.  Дошла  очередь  и   до   меня.   Журналисты   эти
комсомольские были донельзя скучными провинциальными пареньками. Мы сидели
на веранде, я вяло отвечал на вопросы, наблюдая проходящих мимо девушек. И
вдруг один из них сказал:
     -   У   нас   тут   в   ближайшем    будущем    намечается    большое
комсомольско-молодежное мероприятие. И даже не без участия милиции и войск
погранохраны. Республику тут одну будем брать.
     - Какую же  это  республику?  -  вскричал  я,  пораженный.  -  Уж  не
Чехословакию ли?
     - Ну, уж вы тоже скажете,  Василий  Павлович,  -  вежливо  захихикали
журналисты.  -   Чехосллвацкая   народная   республика   ведь   суверенное
социалистическое государство. Это у нас тут на  Карадаге  появились  такие
друзья, такую объявили подозрительную республику.
     Донельзя заинтригованный, я стал их расспрашивать. Оказалось,  что  в
неприступных с суши бухточках под  отвесными  скалами  образовалась  самая
настоящая буржуазная демократия.
     Буржуев в общем-то там пока не видели, но многопартийная система, вот
что страшно, существует. Выборы там, понимаете ли, провели, такие  циники.
Избрали себе парламент и президента, такого  амбалистого  парня  с  жуткой
мускулатурой. Подняли, можете себе  представить,  свой  собственный  флаг,

1 : 2 : 3 : 4 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.