Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Василий Аксенов
Рисунки Г. Пондопуло.

                          ЗАТОВАРЕННАЯ БОЧКОТАРА

                 Повесть с преувеличениями и сновидениями

                                Затоварилась бочкогара, зацвела желтым
                                цветком, затариласъ, затюрилась и с места
                                стронулась.
                                                        Из газет.

  В палисаднике под вечер скопление пчел, жужжание, деловые перелеты с
георгина на подсолнух, с табака на резеду, инспекция комнатных левкоев и
желтофиолей в открытых окнах; труды, труды в горячем воздухе районного
центра.
  Вторжение наглых инородцев, жирных навозных мух, пресыщенных мусорной
кучей.
  Ломкий, как танго, полет на исходе жизни - темнокрылая бабочка - адмирал,
почти барон Врангель.
  На улице, за палисадником, все еще оседает пыль от прошедшего полчаса
назад грузовика.
  Хозяин - потомственный рабочий пенсионного возраста, тихо и уютно сидящий
на скамейке с цигаркою в желтых, трудно зажатых пальцах, рассказывает
приятелю, почти двойнику, о художествах сына:
  - Я совсем атрофировал к нему отцовское отношение. Мы, Телескоповы, сам
знаешь, Петр Ильич, по механической части, в лабораторных цехах, слуги
индустрии. В четырех коленах, Петр Ильич, как знаешь. Сюда, к идиотизму
сельской жизни, возвращаемся на заслуженный отдых, лишь только когда соль в
коленах снижает квалификацию, как и вы, Петр Ильич. А он, Владимир, мой
старшой, после армии цыганил неизвестно где почти полную семилетку,
вернулся в Питер в совершенно отрицательном виде, голая пьянь, возмущенные
глаза. Устроил я его в цех. Талант телескоповский, руки телескоповские,
наша, телескоповская голова, льняная и легкая. Глаз стал совершенно
художественный, У меня, Петр Ильич, сердце пело, когда мы с Владимиром
вместе возвращались с завода, да эх... все опять процыганил... И в кого,
сам не пойму. К отцу на пенсионные хлеба прикатил, стыд и позор... зов
земли, говорит, родина предков...
  - Работает где, ай так шабашит?- спрашивает Петр Ильич.
  - Третьего дня в сельпо оформился шофером, стыд и позор. Так с того дня у
Симки и сидит в закутке, нарядов нет, не просыхает...
  - А в Китае-то, слыхал, что делается? - переключает разговор Петр Ильич.
- Хунвэйбины фулиганят.
  В это время Владимир Телескопов действительно сидит в закутке у буфетчицы
Симы, вопевой вдовы. Он сидит на опасно скрипучем ящике из-под мыла, хотя
мог бы себе выбрать сиденье понадежней. Вместе с новым дружком,
моряком-черноморцем Глебом Шустиковым, он угощается мандариновой настойкой.
На розовой пластмассовой занавеске отчетливо видны их тени и тени
стаканчиков с мандариновым огоньком внутри. Профиль Шустикова Глеба
чеканен, портретно-плакатен, видно сразу, что будет человек командиром,
тогда как профиль Владимира вихраст, курнос, ненадежен. Он покачивается,
склоняется к стаканчику, отстраняется от него.
  Сима считает у стойки выручку, слышит за спиной косоротые откровения
своего избранника.
  - ...и он зовет меня, директор-падло, к себе на завод, а я ему говорю, я
пьяный, а он мне говорит, я тебя в наш медпункт отведу, там тебя доведут до
нормы, а какая у меня квалификация, этого я тебе, Глеб, не скажу...
  - Володька, кончай зенки наливать,-говорит Сима. - Завтра повезешь тару
на станцию.
  Она отдергивает занавеску и смотрит, улыбаясь, на парней, потягивается

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.