Случайный афоризм
Посулы авторов - то же, что обеты влюбленных. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Аборт  обязана  делать каждая женщина один раз в год - к такой
мысли подвела  собеседников  Галина  Леонидовна.  Чистка  матки
оздоровляет женщину и способствует правильному функционированию
всего  аппарата  деторождения,  квалифицированные аборты делают
эластичными стенки влагалища, наконец.
     Блестя повлажневшими глазами, дочь с восторгом  подхватила
запретную  тему,  ошеломляя  родителей  уточняющими  вопросами,
пресекая попытки отца перевести разговор со скользкой тропы  на
магистральное шоссе со множеством указателей. Мог бы остановить
ядовитое  словоблудие  Андрей  Николаевич,  но он, раскрыв рот,
внимал эрудиции той, которая в  чистке  никогда  не  нуждалась:
лишь   опытный   сантехник   мог   разобраться   в  системе  ее
трубопроводов и найти  воздушную  пробку,  мешавшую  нормальной
циркуляции.   Да   и  прелюбопытнейшие  мысли  текли  в  Андрее
Николаевиче - о компенсационных механизмах психики. Спаривание
особей всегда было грязным и  постыдным  процессом,  достаточно
глянуть  на  игры  низших  приматов;  нормальные  женщины могли
примитивный акт возвышать до величия героической  трагедии,  до
драмы  со  счастливым  финалом, умели включать его в водевиль с
переодеванием или представлять ленточкой на  финише  спортивных
состязаний.   Галине   Леонидовне  ничего  не  оставалось,  как
ненавидеть таких женщин.
     Внезапно он почувствовал боль, голову будто  сплющивали  в
слесарных тисках, и спасением было: Галину Леонидовну - убить!
Убить, потому что ненависть к ней стала нестерпимой!
     Он  привстал,  чтобы  рассмотреть  предметы  на  столе,  и
остановил выбор на толстостенной  бутылке.  Вес  ее,  вместе  с
содержащейся  внутри  жидкостью,  позволял, при хорошем замахе,
размозжить голову. Удар стал бы облегчением,  освобождением  от
страданий,  и  сладчайшей  музыкой  услышался бы хруст черепной
коробки. И  кровь  захотелось  увидеть,  брызжущую  и  текущую,
красную и теплую.
     Привстал  -  и сел. Одумался. Бутылка почти выпита, масса
ее незначительна, замаху препятствует сервант за спиной.  Да  и
некорректно  это  -  прийти  в гости с дамой и ее, при хозяине
дома, убить. "Другого места не  мог  найти,  что  ли?"  -  так
подумают  младшие  научные сотрудники, его подчиненные, которым
он прививал навыки рационального использования мозга.  Убийство
за  столом  может к тому же травмировать юную душу студентки, а
той надо еще познавать полиномы Чебышева. Да и сама бутылка  -
уже  у  Галины  Леонидовны,  изображавшей вытягивание пробки из
нее. Перегнувшись через стол, Андрей Николаевич наложил руку на
гадкий рот Галины Костандик, выдернул ее из-за стола, потащил к
двери и выволок на улицу. К счастью,  невдалеке  стояло  такси.
"Аминьевское  шоссе",  - произнес он, и сразу все прояснилось,
все стало прозрачным и понятным. Не к  абортам  взывала  Галина
Леонидовна!   К   удушению   всего  живого  в  зародыше,  всего
непредсказуемого! Сама власть говорила ее устами, и власть надо
было уничтожить!  Хорошо  бы  еще  сюда  и  Шишлина,  гуманиста
новейшей   формации.   Этот   благоволил   к   эмбрионам,  этот
наслаждался их первыми криками, предвкушая последние!
     Ехали долго, на другой конец Москвы. Уже  начало  темнеть,
на Мичуринском проспекте зажглись фонари. "Монтировка есть?" -
подался  к  шоферу  Андрей  Николаевич.  "Смотря  для чего", -
деловито ответил тот. Галина Леонидовна помалкивала, сгорая  от
любопытства.  Пролетавшие  мимо огни отражались в ее искрящихся
от восторга глазах.
     Остановились у оврага, знакомого Андрею Николаевичу. Здесь
была свалка районного значения, известная  всем  радиолюбителям
столицы,  сюда  свозились отбросы телевизионных заводов. "Иди!"

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.