Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

три  или четыре года избавились от него, если не насовсем. Даже
если и сляпают - с инсультом  или  инфарктом  конструктора  -
комбайн,  то  затерять его или не допустить вообще к испытаниям
- плевое  дело  уже,  тут  такие  разработаны  оргмероприятия,
такими   разрешающими   и   одобряющими  резолюциями  испещрены
поданные конструктором документы, что там, на местах, у того же
Бабанова поймут: не пущать!
     Скрылись они, лишь Ланкин тянулся  еще;  походка  грузная,
осторожная,  боязная,  выдававшая  сердечные и суставные хвори.
Андрей Николаевич смотрел ему  вслед,  и  что-то  пощипывало  в
глазах,  что-то  покалывало  в  сердце,  и  скулы сводило то ли
зевотой, то ли желанием разрыдаться. Погиб талант,  умер  лихой
изобретатель!   Когда-то  создавал  легкие  умные  конструкции,
сейчас -  громоздкие,  тяжелые,  ибо  своим  стал,  послушным,
попитался идейками Шишлина, как-то незаметно для себя отравился
ими;  ценить себя и конструкции свои стал как бы сзаду наперед,
комбайн этот  свекольный  утяжелил,  потому  что  знал:  чьи-то
мерзопакостные  мозги  придумали  показатель,  по  которому чем
тяжелей машина, тем  лучше  она,  показателем  этим  спасая  от
наказания  расхитителей  и дураков; да и умных такой показатель
устраивал, умные каждый год раздевали серийную машину, уменьшая
ее вес, достаточно излишний, и получали вожделенные премии;  да
и  вообще - куда-то надо ведь девать металл, на первое место в
мире вышли по выплавке стали. Вот так вот: был человек - и нет
человека, взамен же  -  нба  тебе,  родимый,  ученую  степень,
почетную  грамоту  и  значок "Заслуженный изобретатель". Пропал
человек, сгнил, божья искра затоптана сапогами Шишлина, а  ведь
его-то, Ланкина, хотел Андрей Николаевич из небытия вытащить -
там,     в     кабинете     Дмитрия     Федоровича,     сказать
пентаграммоносителям, что есть на Руси гениальный  конструктор,
способный  создать такой танк, который и в воде не потонет, и в
огне не сгорит, и по любому бездорожью пролетит птицею... Хотел
сказать - но что-то остановило. И хорошо, что не сказал.
     Ноги сами оторвались от пола и понесли Андрея  Николаевича
по  коридору,  он  забыл,  для  чего приехал сюда, ему казалось
теперь, что здесь он - по единственному поводу,  здесь  судьба
назначила  ему  встречу  с  Володей  Ланкиным, и он скользил по
гладкости пола, спеша к нему. Ланкин стоял  спиной  к  окну  -
стоял  и  смотрел,  ничего  не  слыша  и  не видя; к нему будто
тошнота подступила или боль в сердце вошла иглой -  вот  он  и
пережидал  уже  нередкий  в его годы конфуз. Он постарел, и это
была не физиологическая старость с  возрастной  одутловатостью,
морщинами, а нечто большее. А внешне - одет хорошо, провинциал
приехал   в   столицу,  уверенный  в  том,  что  гостиница  ему
забронирована, пропуска в министерства и комитеты заказаны,  да
и - глаз Сургеева все замечал! - освоился Володя с положением
неудачника,  оно  кормило его, оплачивало командировки, двигало
его в той жизни, что текла в месте его постоянного обитания,  и
Андрей  Николаевич  стиснул  зубы,  чтоб  в  коридоре  этом  не
прозвучал жалкий вопрос - счастье-то семейное получилось? Дети
растут? Обязана же судьба, стремящаяся одаривать всех  поровну,
вознаградить Володю любимой женщиной! Да провались они, все эти
трактора  и комбайны, лишь рядом бы - существо, без которого и
воздух  не  воздух,  и  вода  не  вода,  только  бы  вблизи,  в
досягаемости  рук  и  взгляда, - женщина, похожая на Таисию! И
книги туда же, в огонь,  в  бездну  -  в  обмен  на  человека,
которого ты жалеешь и который тебя жалеет!
     В  трех-четырех  шагах от Ланкина стоял Андрей Николаевич,
не произнося слова, не двигаясь, сам старея с каждой  секундой,
и  потом  осторожненько стал отходить... Оглянулся, совсем стал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.