Случайный афоризм
Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Пассажиры, мужчины лет  сорока,  одетые  уныло  одинаково,
покинули  поломанную "Волгу" и устроились на заднем сиденье, не
проронив ни слова. Либо устали они, либо  не  хотели  посвящать
чужого шофера в свои дела.
     Так  бы  и  промолчали всю дорогу, да на мосту у Лианозова
случилась какая-то авария, движение замерло. Мужчины  поерзали,
покрутили   головами.   Успокоились.  Потом  Андрей  Николаевич
услышал:
     - Что делать-то будем... с ним?
     Ответ был получен не скоро:
     - Приказано убрать.
     - Может... что другое?
     - Нет. Дурак, язык распустил, бабу завел -  сам  знаешь,
это нарушение.
     - А Георгий Валентинович?.. Вроде - его человек.
     Сжавшийся  было Андрей Николаевич облегченно выдохнул. Ему
показалось сначала, что речь идет о нем. Уже  третий  месяц  он
крутил   роман  с  преподавательницей  Института  имени  Мориса
Тореза.
     - Был. Уже нет.
     - Значит...
     - Убрать. Но без шума.
     - А если...
     - Меры примем.
     Желая показать двум бандитам, что разговор  не  подслушан,
Андрей Николаевич не сразу отозвался на просьбу довезти до дома
такого-то  на улице такой-то. Глуховат, мол, не взыщите. Осадил
машину у названного притона. Пассажиры вышли  не  поблагодарив.
Андрей Николаевич скосил глаза на заднее сиденье. Нет, денежную
купюру  тоже  не  оставили.  Как назло, самые дальнобойные очки
забыты  на  кухне.  Удалось   прочесть   на   доме:   "Районный
комитет..."    Далее   -   неразборчиво.   Андрей   Николаевич
стремительно отъехал. Ощущение было  такое,  будто  мимо  виска
просвистела  пуля. Напрасно он уверял себя, что подслушанный им
разговор  -  о  каком-то  прогоревшем  партийном  функционере,
уличенном   в   пьянстве   и   аморальных  поступках:  бедолагу
переместят из одного кабинета в другой  или,  на  худой  конец,
снимут.  Напрасно  уверял  и  успокаивал себя - ибо в душу уже
вселилась тревога.
     Мастерским виражом он  оторвался  от  невидимой  погони  и
задумался. У кого спросить, кто такой Георгий Валентинович?
     Могла     знать    преподавательница    морис-торезовского
заведения, женщина большой эрудиции. Познакомился он  с  ней  в
Ленинке,   писала   она   диссертацию  о  заднеязычных  гласных
старонемецкого  языка,  дом   свой,   то   есть   двухкомнатную
квартирку,  содержала  в  абсолютном  порядке, мужа выгнала при
первом же  скандале,  восьмилетняя  дочь  ее  стесняла,  она  и
говорить  о  ней  не  хотела.  Раз  в  неделю  встречался  он с
мористорезовкой, для этих надобностей она выпрашивала у  подруг
ключи  от их квартир, потому что Андрей Николаевич прибеднялся,
бубнил что-то о сестре, о  комнате  в  коммуналке.  Он  не  мог
позволить  себе  такой  роскоши  -  привести  к  себе женщину!
Догадывался, что книги ее не примут. Две  комнаты,  наполненные
ими,  давно  уже  слились  в  единое существо с непредсказуемым
поведением,  существо  это  могло  окрыситься.  А  женщина  ему
нравилась,   очень  нравилась,  он  даже  подарил  ей  Канта  в
цюрихском издании. Звали ее Ларисой, и было  временами  страшно
за нее: а вдруг пронюхает Галина Леонидовна?
     - Георгий  Валентинович? - переспросила Лариса, и слышно
было, как листается записная книжка. - Нет, такого у  меня  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.