Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

к   ней.   Слушал   что-то  генделевское,  исходящее  от  книг,
принадлежащих когда-то отцу Елены,  известному  травнику.  Зато
людской мат и ор стоял в кабинете Срутника. Нет, не Мировой Дух
нашел  здесь  пристанище,  и  не  на  привал  расположился  он.
Какая-то хулиганствующая толпа, посвистывая и  улюлюкая,  перла
мимо  Андрея  Николаевича,  двигаясь  по кругу - от этажерки у
письменного стола к шкафу,  от  шкафа  к  полкам  вдоль  стены,
падала  потом у двери и дружно забиралась на другую стену, чтоб
сигануть с  нее  на  этажерку  и  возобновить  круговой  ход  с
хоругвями,  плакатами  и знаменами. Кое-кого в толпе он узнавал
- из тех, кто дома у него безмолвствовал в комнате с  ходовыми
книгами, - и приходилось думать об "эффекте толпы".
     Он  разочаровался  в  Срутнике,  дурное  влияние этих книг
отразилось даже на честном и умном Тимофее. И о себе он  думал.
О  том,  что  жизнь  его  не  привязана к текущему времени. Она
болтается на разрыве эпох.
     Наконец вернулись Васькянины,  принесли  радостную  весть:
работа найдена! И куплено все то, что надо мужчине, вступающему
в  новую  жизнь.  "Волга"  его  подогнана  к  даче и заправлена
бензином.
     Андрей  Николаевич  прошел  через  контрольные  вопросы  о
картошке  и  комбайне,  отвечал  честно  и  четко:  не знаю, не
помню...
     Умывшись, переодевшись во все новое, Андрей Николаевич сел
за руль и смело покатил в столицу.
     м

8

     Родители умерли, один за другим; отца еще  не  похоронили,
еще  только  съезжались  ко  гробу  выученные  им гороховейские
мужчины  и  женщины,  как  мать,   хлопотавшая   больше   всех,
схватилась  внезапно  за  сердце  и  отошла.  Так и понесли два
гроба. Поминки были шумными. Галина Леонидовна, вся  в  черном,
обнаружила  большое  знание  всех  погребальных  и  поминальных
обрядов,  командовала  рассудительно,  ей  подчинялся  даже  ее
одноклассник,  ныне  артиллерийский  генерал. Шишлин прибыть не
смог, но отозвался на трагическое событие обширной телеграммой,
принес ее начальник гороховейской почты. Васькянин  приехал,  с
Еленой, на них смотрели с подозрением, как на самозванцев, пока
не  всхлипнула  Галина  Леонидовна:  "Николай Александрович так
любил их, так любил..."
     О том, что родители вскоре умрут, возможно и в  одночасье,
Андрей Николаевич знал за месяц до похорон. Отец приехал к нему
внезапно,  без  картошки  и  сала, ноги погнали старика к сыну,
Андрею Николаевичу показалось даже, что отец пешком притопал  в
столицу  из  гороховейского  далека:  таким  усталым  выглядел,
изнуренным после дороги, озябшим на семи ветрах  странствий.  С
жадным  и  мечтательным  всхлипом  влил  в  себя водку. Как все
ходоки в Москву, пришел он за справедливостью, и пришел к сыну,
и Андрей Николаевич не мог ему дать ничего, кроме крова и пищи.
Статистика продолжала добивать педагогов и,  кажется,  повергла
их   наземь,  потому  что  обнаружилась  трагическая  ошибка  в
вычислениях.   Шишлин,   всегда   "хороший",   при   тщательном
рассмотрении  оказался в разряде "плохих", и жизнь педагогов из
просто никчемной превратилась во вредоносную. В архиве  Николай
Александрович докопался до картошки, а потом уж и до всей пашни
района.  И  с  ужасом  убедился,  что  такого  злодея, как Ваня
Шишлин,  земля  еще  не  видывала,  а  ведь  золотую-то  медаль
выклянчил ему сам директор школы. Починковский колхоз душой был

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.