Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Теперь,  когда Али не стало, он признался себе, что всегда
смотрел на нее глазами Таисии и женился с одобрения и  согласия
продолжавшей его любить женщины.

5


     Года через три весной он поехал к родителям. Его встретили
со слезной  радостью, мать и отец горевали, успев полюбить Алю.
Родительский дом стал еще прочнее: отец, доверив матери  школу,
перебрался  в  исполком, стал городским головою. Та же печь, те
же стены, а потолок почему-то приспустился.  Вот  и  старенькое
кресло,  в  котором  рождались  нелепые  вопросы,  обращенные к
мирозданию. Андрей Николаевич сел в него с  некоторой  опаской.
Прислушался.  Тишина.  Родители  уехали  на совещание, вернутся
послезавтра. Дверь скрипнула, подалась, как крышка гроба.  Шаги
зашуршали - песком по тому же гробу. "Прочь!" - заорал Андрей
Николаевич,  наугад  бросая  что-то  в  сторону шуршания. Он не
ошибся,  приближалась  Галина   Леонидовна:   зеленое   платье,
янтарные  бусы  на  груди,  начинавшей  принимать  тициановские
формы;   умильное   щебетание   уже   перебивалось    учащенным
придыханием    женщины,   собой   не   владеющей,   -   темная
невежественная  дура  становилась  обольстительной  красавицей.
"Ну,   ну,  успокойся..."  -  замурлыкала  она  где-то  рядом.
"Прочь!" - вновь хотел заорать он,  но  проснулась  память,  и
старое  ощущение  вошло, обволокло - того дня, когда школьница
Галя  Костандик  вползла  в  его  жизнь.  Неужели  новый  виток
спирали,  копирующий  некогда  завершенный?  И тогда повторится
Таисия, упоение душных ночей, когда они  выбегали  в  сад,  под
луну?  И воспрянет дух любознательности, бросающий его от одной
книги  к  другой,  погружающий  его  в  радостную  сумасбродицу
мыслей?
     Галина  Леонидовна  обошла  и  осмотрела  дом  так,  будто
собиралась его покупать.  Ближе  к  ночи  разобрала  постель  в
комнате Андрея Николаевича, разделась и легла, раскрыв журнал с
кроссвордом. Несколько оторопев, Андрей Николаевич соображал, к
чему  все это. Для чегом- ясно. Однако где смысл? Никакой тяги
к  взрослой  Гале  Костандик   он   не   испытывал,   поскольку
мировоззренческих экспериментов давно уже не ставил, со смешком
вспоминалась  попытка  измерить бедра гороховейской паскудницы,
сантиметром опровергнув все выводы солипсизма.  Да  и  никакой,
кажется,  загадки  не  было в Галине Леонидовне. Обычная баба с
чутьем зверька.
     Долг мужчины вынудил его лечь рядом.  Минут  двадцать  еще
отгадывали  вместе  кроссворд,  споткнувшись  на  слове из семи
букв:  "Герой  национально-освободительного   движения   Африки
против   империализма",   по  вертикали.  Так  и  не  заполнили
клеточек, потому что Галина Леонидовна со злостью  сказала:  "А
ну его к черту, этот империализм!.."
     Вернулись  родители  -  и  Андрей  Николаевич  облегченно
вздохнул. Слава  богу,  с  кроссвордами  покончено,  хорошо  бы
как-нибудь  легко  и  непринужденно  расстаться с самой Галиной
Леонидовной, не представлявшей не  только  философского,  но  и
сексуального  интереса.  Землячка, умевшая казаться женщиной на
близком  срыве  в  необузданную   страсть,   была   холодна   и
неотзывчива.  Чувственность  ее покоилась на такой глубине, что
зафонтанировать могла только при особо мощном  раздражителе.  А
какой  отбойный молоток пробьет базальтовую мантию? Найдется ли
геолог,  способный  пробурить  скважину  сквозь   тысячевековые
отложения юрского, кембрийского и прочих периодов?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.