Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поручней,  взлетел  он  на  верхнюю площадку и, очевидно, выбил
клинышки из аварийных клапанов.  Оказался  внизу,  у  фильтров,
схватил  Андрея  и  поволок его, просунул в окно, сам выбрался,
пропал куда-то, вернулся с регланом, оделся; движения его  были
быстрыми,  обдуманными, он явно опасался, что обслуга котельной
застукает его. Как котенка приподняв Андрея,  он  с  ненавистью
прошипел  в  лицо  ему:  "Вышку  захотел  получить,  мальчик?..
Чистеньким хочешь быть, х-х-хороший ты мой?.." Привязал  его  к
фонарному  столбу,  тому  самому,  который не светил, и полез в
нефтевоз, поехал, осторожно обогнул котельную. Потом вернулся к
Андрею, отвязал его от столба  и  погнал  перед  собою.  В  нем
бурлила  и  клокотала ненависть, он вдавил в рот Андрея носовой
платок и два раза наотмашь ударил его. Но и без  кляпа  во  рту
Андрей  не  произнес бы и слова, все силы и желания отлетели от
него, он был пустым, в нем не было и мыслей, и  только  однажды
ему подумалось - со скрипом и скрежетом, - что, пожалуй, этот
рассвет  не  последний. Кальцатый вел его неизвестно куда, мимо
спящих домов, мимо гостиницы и магазина. Воздух был  прозрачным
для  звуков,  и  порыв  ветра  принес  на себе далекое шуршание
электрички. Коротко гоготнули чем-то вспугнутые гуси и  тут  же
смолкли.  Кальцатый  приставил  Андрея  к  плетню  и  скрылся в
темноте. Где-то невдалеке мягко заработал мотор "Волги", и сама
машина  подкатила,  черная,  фары  не   включены,   при   свете
приборного  щитка  Андрей догадался, что за рулем - Кальцатый.
"Ныряй!" - сказал воировец. Когда выехали на шоссе, зубодерным
движением Кальцатый выдернул изо рта его носовой платок, бросил
на колени сигареты и спички. Был он  весел,  бодр,  насвистывал
молодежные  мелодии.  Заявил,  что ему очень везет на шатенок с
кривоватыми ножками. Перед самой Москвой ободряюще сказал,  что
Прометею было хуже.
     Андрей  молчал  -  и  с платком во рту, и без платка. Что
населенный пункт, по которому его везут, Москва  -  это  можно
догадаться, но вот что произошло совсем недавно - вспомнить не
мог. Он вглядывался в дома, в людей у автобусных остановок - и
недоумевал: зачем эти сборные пункты?
     - Вот   моя  деревня,  вот  мой  дом  родной,  -  сказал
Кальцатый, осаживая "Волгу", и вышиб из нее Андрея. Сам  вылез.
Толкнул  его  к подъезду, помог открыть дверь. Письмецо, сказал
он, осклабясь, будет доставлено по адресу, в ближайший час.
     Не  без  некоторой  грусти  простился  он  с  Андреем.  Не
вытерпел, правда, и напоследок двинул его по шее.
     Знакомые  запахи  взбудоражили Андрея. Что-то свое, родное
было в этих перилах, в  этой  лестнице,  заскрипевшей  под  его
шагами,  в  детских  каракулях  на стене, в рыбе, которую вчера
жарили. Он задрал голову, он  увидел  обитую  дверь  на  втором
этаже,  оранжевый  дерматин,  и  ноги  понесли его наверх, рука
полезла в карман за ключами, - он узнал вход  в  комнаты,  где
стоит  его  кульман,  где  этажерка, где сейчас тетка дребезжит
кастрюлями на кухне. Ключей  в  кармане  не  оказалось,  Андрей
позвонил,  и  открывшая  дверь  женщина показалась ему то ли из
глубокого  прошлого,  то  ли   из   непредвиденного   будущего.
Продолжая  удивляться,  он спустился вниз, постоял на мостовой,
не  раз  пересекаемой,  когда  надо  было  слетать  в  молочный
магазин. Нет, здесь что-то не так.
     Его   раздумья   прервал   человек   в   униформе   службы
общественного порядка и повел по - сомнений  уже  не  было  -
Пятницкой  улице.  Андрею  уготована  была участь незавидная, и
спасло его то, что никаких документов при нем  не  было,  кроме
визитной  карточки некоего Васькянина. В дежурной части милиции
карточку изучили и предоставили  задержанному  апартаменты  для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.