Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

клубом, торчала одиноко. Парни у входа покосились на  него,  но
цепляться  не  стали. Зная, что в кино он не пойдет, Андрей тем
не менее внимательнейше прочитал все то, что  крупными  буквами
было  на  афише.  Потом  служебным входом, через пристроенный к
клубу флигелек, прошел он внутрь  и  оказался  за  сценой.  Три
двери  выходили  в  коридорчик, одна из них распахнута, комната
проветривалась от дыма папирос,  от  запахов  дешевой  закуски,
напомнивших и укоривших: ведь сегодня же день рождения механика
и  тот  - тогда, в магазине, после поллитры - приглашал! И не
только от своего имени, Великий Изобретатель тоже звал!
     Андрей на цыпочках вошел в святую комнату. Механик спал  в
парах  дурной  местной  водки,  а  Ланкин  читал что-то пухлое,
толстое, старинное. Предложил поесть и выпить.  Андрей  помотал
головой, отказываясь. Приготовился сказать речь - о том, что в
двадцати  минутах  ходьбы  отсюда,  в  красном уголке совхозной
гостиницы, совершается подлог, сочиняется фальшивка, на  долгие
годы  обрекающая  комбайн  Ланкина  и  все  картофелеводство на
медленное умирание, на бесцельную трату человеческой и машинной
энергии.
     Но так и не сказал. По-прежнему боязно было говорить, да и
не в бесцельной трате и умирании была беда, а в том, что  и  он
узрел  контраст:  величие  исторического  момента - и позорная
обыденность происходящего. Будущая катастрофа  всего  сельского
хозяйства  процессуально оформлялась не под слепящими юпитерами
и не под камерами телевидения, не  с  толпами  безмолвствующего
народа,   а   много  проще  -  в  закутке  набитой  тараканами
гостиницы, надушенными пальчиками трех уголовных преступниц  да
кулаками  двух  тертых  и  битых мужиков. Жар прошел по телу, и
мысль озарила: "Огонь!" Глаза  зажмурились,  как  от  слепящего
жаркого   пламени,  в  кружащем  голову  предчувствии  увиделся
стремительный росчерк молнии, на который наложился звук взрыва.
     Выйдя из  клуба,  он  долго  смотрел  на  красный  огонек,
венчавший  трубу котельной. Потом стал оглядываться. Качавшийся
на ветру светильник то погружал в  темноту  пространство  между
тыльной  стеной  клуба  и  котельной,  то  набрасывал  на  него
ломающиеся тени. Андрей изловчился и с третьей  попытки  разбил
камнем  лампу. Традиционный запрет "Посторонним вход воспрещен"
не подкреплялся  запорами  изнутри,  дверь  подалась  свободно,
вовсе   не   бесшумно,   однако   в  реве  котельных  установок
поглощались  все  крики,  шорохи,  лязги.  Тем  не   менее   он
поостерегся  показывать  себя,  нашел  еще  одну  дверь, обойдя
котельную, проскользнул внутрь, и хотя знал, что  шаги  его  на
кирпичном настиле пола не услышит котельщик, ступал осторожно и
медленно.  Четыре  удлиненных сфероида справам- это, наверное,
фильтры, в центре  -  пульт  управления  с  горящими  красными
лампочками,  насосы же, питающие водой котлы, в подвале. Андрей
спустился туда и поднялся; почти отвесный трап вел на  площадки
для  осмотра котлов марки ДКВ - ах, какая досада, надо было бы
поступать на теплотехнический факультет, теперь  бы  знания  ой
как  пригодились;  очень кстати болталась на веревочке какая-то
инструкция, правила открытия лаза, по  кое-каким  данным  можно
определить  объем  котла,  диаметр  и  количество трубок; котел
поменьше - водогрейный, Андрей нащупал  свинцовую  заглушку  с
биркой,  последняя  проверка  в мае аж 1954 года, а должна быть
ежегодно,  и  уверенность  возникла,  ни  на  каких  бирках  не
основанная, только на чутье, что свинец может и не расплавиться
при  перегреве  котла.  Он  лег  на  железные листы площадки, с
высоты третьего этажа глянул вниз, увидел столик, за ним  сидел
мужчина  лет  пятидесяти,  оператор котельной, читал газету, на
стене - инструкции и графики, глазу Андрея  не  доступные,  но

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.