Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

картофельной  командировке  казалось  им  странным, загадочным,
наводящим на мысли о скорой расправе властей  с  ни  в  чем  не
повинным  Лопушком.  Почему,  спрашивали  они  себя, в комиссию
определен  человек,  ни  к  партии,  ни  к  комсомолу,   ни   к
сельхозтехнике  никакого отношения не имеющий? Совершенно ясно,
что готовится какая-то гадость, Андрюшу вовлекают в дьявольский
заговор, чтоб потом партийные и комсомольские органы ОКБ  могли
уйти  от  ответа,  все  свалив  на  беспартийного. Братья нашли
информаторшу в "Комсомолке", и та поведала  им  о  невероятном:
газета, поднявшая шум вокруг непризнанного изобретателя Ланкина
и   в   шуме   этом  создавшая  общественную  комиссию,  своего
представителя в совхоз "Борец" так и не послала - тот внезапно
заболел.  Наконец  братья  изучили  областную  газету,   откуда
узнали,  что  картофель в Подольском районе уже весь выкопан. А
раз так, то на чем испытывать комбайны? Ни одной газетной цифре
Мустыгины не верили, истину  показывали  стрелки  измерительных
приборов  на  стенде,  сработанном  золотыми руками их любимого
Андрюши-Лопушка,  и  только.  Но  даже  если  сводки  с   полей
картофельных  сражений  и  несколько  привирали,  то  все равно
следовало сомневаться в реальности не только  испытаний,  но  и
самого  совхоза  "Борец".  Выцедив  бутылку армянского коньяка,
богатого полезными для организма дубильными веществами  (братья
проявляли  искреннюю  заботу  о  своем  здоровье),  выкурив  по
сигарете  ("Филип  Моррис",  черный  угольный  фильтр,  длинный
мундштук),  Мустыгины вплотную приблизились к версии об атомных
испытаниях, куда подопытным  кроликом  отправлен  беспартийный,
никому, кроме них, в столице не нужный и многим в ОКБ надоевший
инженер Сургеев...

     (Братья  Мустыгины не так уж далеки были от истины, потому
что последствия того, что произошло  в  совхозе  "Борец",  были
пострашнее атомного взрыва.
     Мустыгины,   располагай  они  некоторым  запасом  времени,
разворошили  бы  старые  подшивки  областных  газет,  по  душам
покалякали бы с пьющими аспирантами Тимирязевки, пораскинули бы
верткими  мозгами  и  на всякий случай завели бы тайно хранимое
досье на министров, власть свою  употреблявших  на  создание  в
стране  голода. От него державу всегда спасала картошка, но как
раз картошку и не хотели иметь  в  достатке  руководители  всех
сельскохозяйственных  ведомств,  хотя со всех трибун клялись -
абсолютно  искренно  -  решить  наконец-то   продовольственную
проблему,  давнюю  причем.  Война внезапно обнаружила не только
ценность картофеля, но и невозможность выкопки его: мужчины  -
на фронте, бабы, вооруженные мотыгой, лопатой и плугом, явно не
справлялись.  Тогда-то  и  спохватились  инженеры  Урала, здесь
фабрично-заводской    люд    превосходил     по     численности
колхозно-совхозный,  но  отвлекать  на  картошку тысячные массы
квалифицированных    рабочих     казалось     нелепостью,     и
картофелеуборочные  комбайны  быстренько  спроектировались и не
менее быстро выкатились на поля. В  картофельной  Белоруссии  и
после  войны  мужчин  не  прибавилось,  и  здесь тоже умельцы и
рационализаторы  начали  делать  устройства  для   механической
посадки  и  уборки.  Не дремало и государство, в Рязани пыхтели
конструкторы   над    картофелеуборочным    комбайном    КУК-1,
одновременно   уничтожались  все  конкуренты  его,  потому  что
частным  образом  делать   что-либо   запрещалось,   восставала
конституция  и  понятное  любому гражданину право собственности
государства на металл, время и  людей.  Уничтожен  был  комбайн
одного   умельца   в  Минске,  та  же  участь  постигла  другие
конструкции, машина Ланкина уцелела потому, что собрана была  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.