Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

уперли Плутарха. Плутарха!
     В  эти  дни  Андрея  нашел  владелец  спрятанного  в сарае
"линкольна".  Ударили  по   рукам,   сговорившись   на   сумме,
превышающей  самые  фантастические  предположения  той и другой
стороны. Дать  недельный  отпуск  за  свой  счет  может  только
начальник   отдела.  К  нему  и  направился  Андрей,  авторучка
руководителя  уже  нависла   над   вымученным,   но   грамотным
документом:  "В  связи с семейными обстоятельствами...", и даже
первая завитушка легла на бумагу, когда звякнул телефон  прямой
связи  с главным инженером. "А вот он, уже здесь..." - хмыкнул
начальник отдела, непишущим концом авторучки отодвигая от  себя
заявление.  И  положил  трубку. "Ты - в общественной комиссии,
поедешь в совхоз, куда именно и зачемм- все скажут..." "Никуда
не поеду! - ревел Андрей в кабинете главного инженера. -  Что
за комиссия? Кто ее создал?" В ответ - нечто невразумительное,
какой-то   набор   слов,   не   поддающийся   осмыслению.  Зато
понималось: уплывают денежки, первый взнос в  будущий  храм,  и
вновь прорезался исступленный крик: "Не по-е-ду!"
     Тем  не  менее  кое-какие  справки  дали. Совхоз "Борец" в
Подмосковье,  где-то  за  Подольском,   общественная   комиссия
создана   не   главным   инженером,  а  общемолодежной  газетой
"Комсомольская правда", предстоят  испытания  комбайнов.  Каких
комбайнов?  А  черт его знает. Может, и угольных. Какой уголь в
совхозе? Да в Подмосковье ж есть бурый уголь. Так что -  бегом
в бухгалтерию, командировочные и прочее, десять дней, отдохнешь
и так далее.
     Приказывали, упрашивали, умасливали, суля еще и премию, -
и с некоторым  испугом  посматривали  на  Лопушка,  чуть  ли не
стенавшего. Дали телефоны, чтоб тот мог дозвониться, куда надо,
и  прояснились  контуры  грядущего  (в  этом  Андрей   уже   не
сомневался)  бедствия, предвестием чего голову стянуло обручем,
хотелось  кричать   и   плакать.   Палец   продолжал,   однако,
накручивать  номера  на диске, барышни из общемолодежной газеты
"Комсомольская правда" прощебетали Андрею самое главное.
     Комбайн  был  -  картофелеуборочным!   Модернизированным!
Предстоят  сравнительные испытания двух комбайнов: этого самого
модернизированного  и  того,   за   судьбой   которого   следит
"Комсомолка",  - комбайна изобретателя Ланкина. Точнее говоря,
испытания  уже  идут.  Более  подробные  сведения  могут   дать
следующие  товарищи:  Васькянин  Т. Г. из ВТП и Крохин В. В. из
ВОИРа.
     Андрея  Сургеева  пронзил  страх.  Свершилось!   Во   тьме
случайностей засветилась и засверкала закономерность. Картошка,
та   самая,   что   связана  с  Таисией,  Галиной  Костандик  и
просветительской речью хмыря, нашла продолжение в  жвалах  вши,
челюстях  лузгающей  Маруси, в совхозе "Борец" и комбайне. Нет,
что-то случится, потому  что  комбайн  этот,  поганое  творение
Рязанского завода, Андрей видел уже, щупал год назад. Он, едучи
со   станции   в   Гороховей,  сошел  тогда  с  автобуса  и  по
взрыхленному картофельному полю поперся к странному  кособокому
сооружению  неизвестного  назначения.  Это  была система мотыг,
подцепленная  к  трактору,  картофелеуборочный  комбайн,  около
которого  суетились механики, почем зря понося конструкторов...
До вечера провозился с комбайном Андрей, помогая  устанавливать
глубину  хода  плугов.  КУК-1  -  так называлась эта бездарная
конструкция.
     Московский   инженер   Сургеев   не   мог   разложить   на
составляющие  элементы  такие  понятия,  как  ВЦСПС  или МГК, к
расшифровке ВТП и ВОИР приступать он  не  стал,  память  Андрея
держала  в себе только сокращения, обозначавшие системы единиц,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.