Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - И копалки есть, и сажалки, - мрачно ответил старик. -
И комбайн  скоро появится. Государственный. Но картошки хорошей
все равно не будет. И урожаи будут падать.
     - Почему?
     - Тайна сия неразгаданная велика есть... На небесах она.
     Все великое, таинственное, загадочное не желало, как давно
уже заметил  Андрей,  проясняться   в   образах   человеческого
сознания,   не  шло  в  руки,  а  попытки  заглянуть  в  истоки
мироздания всегда  связывались  почему-то  со  злокозненностью.
Мефистофели   владели   тайнами,  но  не  честные  бюргеры  или
гелертеры. С другой стороны,  сказано  же  было  немцем:  "Даже
преступная  мысль  злодея  величественнее всех чудес неба". Так
что же есть истина? На земле  она  или  на  небе?  И  что  есть
картошка?
     - Не нужна она! - огрызнулся старик, и в дохе зябнувший.
- А если  истина  и  нужна,  то  для  того,  чтобы искать и не
находить  ее.  Думать  о  ней.  Но  не  тебе,  олуху.  Человек,
постигший  тайну  общественной  картошки,  на эшафот пойдет. По
розам.
     Андрей проводил его  до  дома.  Приехал  на  Пятницкую,  в
чуланчике  при  кухне склонился над остатками картошки. Включил
свет, рассматривал плоды земли гороховейской. Неужели в  каждом
из них - тайна?
     Старика  схоронили  той  же  зимой.  Внуки его принесли на
Пятницкую вязанку книг, завещанных Андрею. Старикашка,  видимо,
признал его не совсем тупым.
     Книгам  Андрей  порадовался.  Книги  положили  начало  его
библиотеке.

     Еще один звонок - в жаркий июньский полдень, - и  Андрей
увидел перед дверью Галину Костандик, без мешка картошки, но со
знакомыми  уже корзинами и сумками. Протянула пропуск - письмо
от родителей Андрея - и смело перекидала через  порог  поклажу
свою, не встретив сопротивления. Появилась она весьма кстати -
у Андрея засиделась однокурсница Марина, изрядно ему надоевшая:
льнула   к   нему  с  пугающим  бесстрашием,  укромным  шепотом
выкладывая все свои семейные тайны, и так втерлась в доверие  к
тетке, что ходила с нею на рынок.
     На  нее  он  и  напустил  Галину Костандик, а та мгновенно
оценила  обстановку,  надменно-суховато  кивнула  Марине,  чтоб
потом  разлиться радостью: "Мы вам так рады, так рады...
Да уж не вставайте, сидите, мы уж  вас  чайком  угостим,
самоварчик поставим, за калачами пошлем..." Андрей захохотал, а
тоненькая  Марина  стала  неуклюжей  гусыней, саданула боком по
этажерке, засмущалась, прикрыла ладошкою рот, захихикала  вдруг
деревенской  дурочкой,  ушла  -  и  больше уже на Пятницкую не
зарилась.
     Родители  писали,  что  гордятся  сыном,   победившим   на
студенческом  конкурсе;  что  о  статьях его в научных журналах
знает весь Гороховей;  что  подательница  сего  письма  Галочка
Костандик существо удивительное: не обладая обширными знаниями,
она  тем  не  менее умна и проницательна; что для славы средней
школы No 1 города Гороховея ему, Андрею,  надлежит  подготовить
Галю к поступлению в институт; что...
     Дочитывать  он  не стал. Одно ясно: проницательная Галочка
родителейм-  облапошила,  иначе  бы  не  хлопотали   педагоги,
устраивая  судьбу  гадкой  девчонки, которая сейчас мурлыкала и
щебетала сразу, обнимая и расцеловывая тетку.  Сбросила  с  ног
туфли  на  непривычном высоком каблуке, вошла в комнату Андрея,
согнула  в  локтях   руки,   уцепилась   пальчиками   за   верх

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.