Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жизнью?  Я  тебя  понимаю,  и, когда я уйду, ты можешь, кстати,
снова наполнить свой стакан и выпить  его.  Но  прежде  я  хочу
кое-что тебе рассказать".
    Август   прислонился  к  стене  и  вслушивался  в  мягкий,
приятный голос древнего старичка,  который  знаком  был  ему  с
первых  лет  жизни и пробуждал тени прошлого в его душе. Стыд и
скорбь глубоко проникли в его  сердце,  словно  он  заглянул  в
глаза своему невинному детству.
    "Я  выпил  яд  из  твоего стакана, -- продолжал старик, --
потому что только я  повинен  в  твоем  несчастье.  Твоя  мать,
заботясь о твоем будущем, загадала одно желание, когда крестила
тебя,  глупое  желание, но я постарался исполнить его ради нее.
Тебе ни к чему знать, что это  за  желание,  но  оно  сделалось
твоим  проклятьем,  да ты и сам это почувствовал. Мне жаль, что
так получилось. Ты знаешь, я был бы  очень  рад,  если  бы  мне
привелось  дожить до того дня, когда ты вместе со мною сядешь у
камина и вновь услышишь пение ангелов.  Это  очень  нелегко,  и
сейчас  тебе,  наверное,  кажется  невероятным, что твое сердце
станет  вновь  здоровым,  чистым   и   радостным.   Но   ничего
невероятного  в  этом  нет,  и  я  лишь прошу тебя -- попробуй!
Желание твоей бедной матери не принесло тебе  счастья,  Август.
Позволь  мне  выполнить  для  тебя  еще  одно  желание!  Ты  не
пожелаешь ни денег, ни  ценностей;  и  ни  власть,  ни  женская
любовь  тебе  тоже  не  нужны,  ты ведь пресытился ими. Подумай
хорошенько, и если тебе покажется, что ты знаешь  то  волшебное
средство,  которое  способно  исправить  твою  разбитую жизнь и
вернуть тебе радость, -- тогда загадай свое желание!"
    Погруженный в глубокое  раздумье,  молча  сидел  Август  и
наконец   спустя   некоторое  время  сказал:  "Благодарю  тебя,
крестный, но я думаю, что из осколков разбитой моей  жизни  уже
не  склеить  прекрасный  сосуд. Лучше будет, если я исполню то,
что задумал. Но я благодарю тебя за твой приход".
    "Конечно,  --  задумчиво  произнес  старик,  --  я  хорошо
понимаю,  каково  тебе. Но, может быть, ты найдешь в себе силы,
Август, и обдумаешь все  еще  раз,  и  догадаешься,  чего  тебе
больше  всего  не  хватало,  или,  быть  может, тебе вспомнятся
прежние времена, когда матушка твоя была еще жива и  ты  иногда
по вечерам приходил ко мне. Ведь ты бывал тогда счастлив, разве
нет?"
    "Да, я помню, -- кивнул Август, и картины лучезарного утра
его жизни   поплыли  перед  ним,  далекие  и  туманные,  как  в
старинном тусклом зеркале. -- Но прошлое не вернуть.  Я  же  не
могу пожелать снова превратиться в маленького мальчика. Да, вот
тогда можно было бы начать все сызнова!"
    "Нет,  это глупо, ты прав. Но попробуй еще раз вспомнить о
часах, проведенных у меня дома, и о бедной девушке,  с  которой
ты  по  ночам  встречался  в саду, когда был студентом, и о той
прекрасной белокурой даме, с которой ты когда-то  путешествовал
вместе по морю; вспомни все те мгновения, когда ты был счастлив
и  когда  жизнь  казалась тебе стоящим делом. И тогда ты, может
быть,  поймешь,  что  же  делало  тебя  счастливым,  и  сможешь
загадать свое желание. Сделай это для меня, мой мальчик!"
    Август   закрыл  глаза  и  постарался  вглядеться  в  свою
минувшую жизнь так, как  вглядываемся  мы  из  темноты  узкого,
длинного  коридора в тот крохотный уже квадратик света, который
обозначает выход; и вновь увидел он,  как  светло  и  прекрасно
было  все  некогда  в  его  жизни  и  как  постепенно  тьма все
сгущалась и сгущалась вокруг него, пока он наконец не  оказался
в  полном мраке, лишенный всякой радости. И чем дольше он думал
и припоминал, тем прекраснее, и милее, и желаннее  казался  ему

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.