Случайный афоризм
Перефразируя Ренара: очень известный в прошлом месяце писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

часа,  он  был  принят  на  службу  неким  проживающим в Бомбее
мистером Стерроком и стал его секретарем и смотрителем кофейной
плантации вдали от города. Стеррок обещал переправить в  Лондон
письмо  Эгиона,  в  котором  он сообщал бывшему хозяину о своем
решении и обязался вскоре  вернуть  все,  что  задолжал.  Когда
новоиспеченный  смотритель  плантации  вернулся  в свое жилище,
Бредли без сюртука сидел в  одиночестве  за  столом  и  ужинал.
Прежде чем присоединиться к нему, Эгион сообщил о произошедшем.
    Не  переставая  жевать, Бредли кивнул, подлил виски в свой
бокал с водой и сказал почти дружелюбно:
    -- Садитесь, ешьте.  Рыба  уже  остыла.  Так,  значит,  мы
теперь в своем роде коллеги. Гм, желаю успеха. Выращивать кофе,
я  уверен,  легче,  чем  обращать  индусов,  а  пользы  от этой
деятельности, пожалуй, не меньше. Вот уж не думал, что  вы  так
умны, Эгион!
    Плантация,  где  предстояло  служить  Эгиону, находилась в
двух  днях  пути  от  города,  выехать  туда  в   сопровождении
нескольких кули он должен был через день, так что на устройство
всех  дел  только  этот  день у Эгиона и оставался. Он попросил
разрешения взять завтра верховую лошадь, Бредли удивился, но не
стал ни о чем спрашивать; и вот, когда слуга унес лампу, вокруг
которой кружила мошкара,, они остались вдвоем и сидели лицом  к
лицу  в теплой темноте индийского вечера и оба чувствовали, что
сейчас они ближе друг к другу, чем  когда-либо  за  все  долгие
месяцы вынужденного житья под одной крышей.
    -- Скажите,  --  нарушил  Эгион  долгое  молчание,  -- вы,
конечно, с первого дня не поверили в мое миссионерское будущее?
    -- Нет, почему же, -- спокойно возразил Бредли.  --  Я  не
мог не заметить, что вы серьезно к нему относитесь.
    -- Но  вы  же  наверняка  заметили и то, насколько плохо я
подхожу для того, что должен  был  здесь  делать  и  кем  быть.
Почему вы не сказали мне об этом?
    -- Меня  никто не уполномочил. Я не люблю, когда советчики
суются в мои дела, так что и сам в чужие дела не вмешиваюсь. Да
и повидал я здесь, в Индии, немало сумасбродных затей, которые,
однако, кончались успешно. Обращать в христианство  было  вашим
делом, не моим. А теперь вы и без чужой подсказки поняли многие
из своих ошибок! И остальные со временем поймете...
    -- Какие, например?
    -- Например, упрек, что вы сегодня швырнули мне в лицо.
    -- Ах, из-за девушки!
    -- Ну  конечно.  Вы  были  священником  и все же вы должны
согласиться, что здоровый мужчина не  может  жить,  работать  и
сохранить  здоровье,  если  годами остается без женщины. Бог ты
мой, да зачем же краснеть из-за таких  пустяков!  Ну,  посудите
сами:   белый   человек   в  Индии,  если  не  привез  с  собой
жену-англичанку, не имеет большого выбора.  Английских  девушек
здесь  нет.  Тех  девочек, что родились здесь, сразу отправляют
домой в Европу. Остается выбирать -- либо портовые девки,  либо
индианки. По мне, так лучше уж индианки. Что же в этом дурного?
    -- О,  мистер  Бредли,  вот тут мы не понимаем друг друга!
Как я считаю и как учат  нас  Библия  и  наша  церковь,  всякое
сожительство вне брака дурно и недостойно.
    -- Но если ничего другого нет?
    -- Почему   же   нет?  Если  мужчина  по-настоящему  любит
девушку, он должен на ней жениться.
    -- Да не на индианке же!
    -- А почему не на индианке?
    -- Эгион, вы великодушны, не то что  я!  Пусть  мне  лучше
отрубят   палец,   чем   заставят  меня  жениться  на  цветной,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.