Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

любезны  за  это  время подыскать себе в городе другое жилье. В
моем доме я не потерплю вас больше ни дня!
    Эгион был готов к резкому ответу, но отнюдь не к подобному
обороту дела. Однако он не испугался и сдержанно сказал:
    -- Мне   будет   только   приятно    избавить    вас    от
обременительного  долга  гостеприимства.  Всего доброго, мистер
Бредли.
    Эгион вышел за дверь, и Бредли проводил  его  внимательным
взглядом -- и недоумевая, и забавляясь. Потом он разгладил свои
жесткие  усы,  ухмыльнулся,  свистнул  собаку  и  спустился  по
деревянным ступеням во двор, собираясь ехать в город.
    Оба в  душе  были  довольны,  что  произошла  эта  быстрая
грозовая  стычка  и выяснение отношений. Однако к Эгиону теперь
внезапно подступили заботы и вопросы,  которые  еще  час  назад
маячили  где-то в приятном далеке. И чем серьезней он размышлял
о своем нынешнем положении, чем больше убеждался, что  ссора  с
Бредли  немногого  стоит  и что, напротив, распутывание густого
переплетения    множества    сложностей    стало     неумолимой
необходимостью,  тем  большая  ясность и благодать воцарялись в
его мыслях. Житье в  этом  доме,  бездеятельность,  неутоленные
желания  и попусту растраченное время успели уже стать для него
мукой, и простая натура Эгиона  не  вынесла  бы  ее  дольше,  а
потому он радовался окончанию своей полуневоли и не заботился о
том, что ждет его впереди.
    Был  ранний  утренний час, и один из уголков сада, любимое
место  Эгиона,  еще  лежал   в   прохладной   полутени.   Ветви
разросшихся кустов склонялись здесь над маленьким, облицованным
камнем  бассейном;  когда-то он был построен для купанья, но со
временем пришел в запустение, и теперь в  нем  обитала  семейка
желтых  черепах.  Сюда Эгион принес бамбуковое кресло и, удобно
расположившись, стал смотреть  на  бессловесных  тварей,  а  те
нежились  в  лености  и  благодати  под  теплой  зеленой водой,
безмятежно поглядывая вокруг умными круглыми  глазками.  По  ту
сторону бассейна находился хозяйственный двор, там, как обычно,
сидел  в  уголке ничем не занятый мальчик-грум и что-то напевал
-- монотонный, чуть гнусавый звук песни набегал легкими волнами
и растекался в теплом воздухе; после  бессонной,  взволнованной
ночи  к Эгиону незаметно подкралась усталость, он закрыл глаза,
бессильно уронил руки и заснул.
    Проснувшись  от  укуса  какой-то  мошки,  он   со   стыдом
обнаружил,  что проспал почти до обеда. Но теперь он чувствовал
свежесть, ничто его не омрачало, и, не откладывая на потом,  он
принялся наводить порядок в своих мыслях и желаниях, потихоньку
распутывать   сложную   путаницу   своей  жизни.  И  тут  он  с
несомненной отчетливостью понял то,  что  уже  давно  сковывало
его,  что наполняло страхами его сны: конечно, приехав в Индию,
он поступил хорошо и разумно, и все же ни подлинного  призвания
в  душе,  ни побуждения для деятельности миссионера у него нет.
Он был достаточно скромен, чтобы признать в этом свое поражение
и досадный изъян, однако причин для отчаяния не было. Напротив,
теперь,  когда  он  решился  подыскать  себе  более  подходящее
занятие,  ему  подумалось,  что  именно  Индия с ее богатствами
может стать его надежным пристанищем и новой родиной.  Конечно,
жаль,  что  эти индусы сделали ставку не на тех богов, на каких
следовало, да только не его это дело -- пытаться что-либо здесь
изменить. Он призван покорить эту страну для себя и для других,
взять от нее все лучшее,  отдать  же  ей  свою  зоркость,  свои
знания,  свою  жадную  до  дела  молодость, он с радостью будет
трудиться там, где найдется для него применение.
    И в тот же день вечером, после беседы, занявшей  не  более

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.