Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

    Тихо ступая тонкими плетеными сандалиями, он прошел темной
верандой  к спальне Бредли, ее легкая дверь из бамбука доходила
лишь до половины высоты дверного проема, и  за  нею  в  высокой
комнате  теплился  слабый  свет,  потому что Бредли, как многие
европейцы в Индии, имел привычку оставлять  на  ночь  маленький
масляный  светильник.  Эгион  осторожно нажал на легкие створки
двери и вошел.
    Слабый фитилек плавал в стоявшей на полу глиняной мисочке,
вверх по голым  стенам  тянулись  огромные  тусклые  тени.  Над
огоньком  быстро  кружила,  шурша  крыльями,  коричневая ночная
бабочка. Большой кисейный полог над широкой постелью был плотно
сдвинут. Миссионер  поднял  светильник,  подошел  к  кровати  и
отодвинул  полог.  Он  уже хотел окликнуть спящего, как вдруг с
испугом  увидел,  что  Бредли  не  один.  Он  лежал  на  спине,
прикрытый тонкой шелковой ночной рубахой, и его лицо с поднятым
вверх  подбородком  выглядело сейчас ничуть не более мягким или
дружелюбным, чем днем. Рядом же с Бредли  лежала  обнаженная  с
длинными черными волосами. Она лежала на боку, и ее спящее лицо
было  обращено  к  миссионеру.  Он узнал ее -- это была высокая
крепкая девушка, что раз в неделю приходила в дом за бельем для
стирки.
    Не закрыв полог, Эгион бросился вон из комнаты. У себя  он
снова  попытался  заснуть,  но  не  смог: пережитое в тот день,
удивительный сон и,  наконец,  вид  обнаженной  спящей  женщины
безмерно  его  взволновали. Вместе с тем его неприязнь к Бредли
еще усилилась, и он со  страхом  думал  о  том,  что  утром  за
завтраком должен будет увидеться с Бредли, поздороваться с ним.
Но  более  всего его смущало и мучило сомнение: обязан ли он по
долгу священника укорять соседа за неправедную жизнь и пытаться
его исправить? Вся натура Эгиона  этому  противилась,  но  долг
требовал, чтобы он поборол свою трусость и бесстрашно воззвал к
совести  грешника.  Он  зажег  лампу  и  несколько часов кряду,
мучаясь из-за жужжанья назойливых москитов, читал Новый  Завет,
но не обрел ни уверенности, ни утешения. Он был готов проклясть
всю   Индию   вообще   или,   по   крайней   мере,  собственную
любознательность и любовь к путешествиям, которые  привели  его
сюда  и  загнали  в  тупик. Никогда еще будущее не виделось ему
столь  мрачным,  никогда  еще  он  не  чувствовал  себя   столь
неспособным к подвижничеству во имя веры, как этой ночью.
    К  завтраку  он  вышел  с усталым лицом и темными тенями у
глаз, сидя за столом, хмуро помешивал ароматный чай и  долго  с
раздражением  очищал  от кожуры банан, пока не появился Бредли.
Тот поздоровался, как всегда, кратко и  холодно,  затем  громко
крикнул  боя  и  слуг,  пустил их рысью, привередливо выбрал из
связки самый спелый золотистый  банан,  энергично,  с  властной
миной  съел  его, меж тем как слуга вывел его лошадь на залитый
солнцем двор.
    -- Мне хотелось бы обсудить с вами один предмет, -- сказал
миссионер, когда Бредли уже собрался встать  из-за  стола.  Тот
бросил на Эгиона хмурый взгляд.
    -- Вот  как?  У  меня мало времени. Что, непременно сейчас
вам это нужно?
    -- Да, так будет лучше. Мне кажется, мой долг  --  сказать
вам,  что  мне  стала  известна  ваша  непозволительная связь с
индианкой. Вероятно, вы понимаете, насколько неприятно мне...
    -- Неприятно!  --  воскликнул  Бредли,  вскочив  и  злобно
расхохотавшись.  --  Вы, сударь, больший осел, чем я думал! Как
вы ко мне относитесь, мне, разумеется,  абсолютно  безразлично,
но  вы шпионите за мной в моем доме -- по-моему, это подло. Ну,
тянуть волынку незачем. Даю вам сроку  до  воскресенья.  Будьте

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.