Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

него в силу положения и способностей, а это было не  так  уж  и
мало.  Сын  глубоко  благочестивой  женщины, Роберт был наделен
простыми,   стойкими   христианскими   чувствами    и    верой,
проповедовать  их  было  для  него  радостью. Вместе с тем свои
сокровенные  духовные  наслаждения  он  находил  в   созерцании
природы,  обладая  нужной для этого тонкой наблюдательностью. О
том дерзком,  революционном  и  конструктивном  естествознании,
которое  как  раз  набирало  силу  в его время и в его стране и
немного позднее отравило жизнь столь многим священникам, Роберт
ничего не знал и  не  ведал.  Скромный,  чистый  юноша,  чуждый
философских  исканий,  но неутомимый в наблюдениях и трудах, он
пребывал в полнейшем довольстве, созерцая и познавая, собирая и
изучая то, что дарила ему природа. В детстве он выращивал цветы
и  составлял  гербарии,  затем  всецело  увлекся  минералами  и
окаменелостями,  причем  восхищался  ими,  конечно же, лишь как
прекрасной и значительной игрой природных форм, а  в  последние
годы,  и  особенно  после  переселения  в  деревню, более всего
полюбился ему многоцветный мир  насекомых.  Любимицами  Роберта
были  бабочки, их блистательная метаморфоза неизменно приводила
его в пылкий восторг, а их  великолепные  узоры  и  бархатистые
сочные  краски  несли  ему  столь чистое наслаждение, что людям
более скромных дарований бывает ведомо лишь  в  ранние  детские
годы, которым высокая взыскательность не свойственна.
    Таким  душевным  складом  был  наделен  молодой  богослов,
который,  услыхав  весть  о   миссионерском   начинании,   вмиг
встрепенулся  и  почувствовал, как вдруг в глубине его души все
устремилось, словно стрелка компаса, к  одной  цели  --  Индии.
Мать  Роберта умерла несколько лет тому назад, ни обручения, ни
хотя бы тайного уговора с какой-нибудь девушкой у него не было,
дядя, правда, умолял племянника отказаться  от  опасной  затеи,
но,  в  конце  концов,  священник Эгион был усердным служителем
Бога и, как знал Роберт, прекрасно мог обойтись в своем приходе
и церкви  без  помощи  племянника.  Роберт  написал  в  Лондон,
получил обнадеживающий ответ, деньги на проезд до столицы, и не
мешкая,  пустился  в  путь  после  тягостного прощания с дядей,
который все еще хмурился и  горячо  отговаривал  его  ехать;  с
собой  он  взял  небольшой  ящик  с книгами да узел с платьем и
сожалел лишь об одном: что  нельзя  захватить  также  гербарии,
минералы и коллекции бабочек.
    Взволнованно   и   робко   переступил  новый  кандидат  на
индийскую службу порог высокого, строгого  дома  благочестивого
купца,  что  расположен  был  в сумрачном и бурливом лондонском
центре, и там, в сумраке коридора, явилось ему  его  будущее  в
образе  висевшей  на  стене огромной карты восточного полушария
Земли, а в первой открывшейся перед ним  комнате  --  в  образе
большой  тигровой  шкуры. Почтенный лакей проводил смущенного и
растерянного юношу в залу, где его ожидал хозяин дома.  Высокий
и  строгий  господин с гладко выбритым лицом и льдисто-голубыми
пронизывающими  глазами  принял  гостя   на   старинный   манер
суховато, однако после непродолжительной беседы робкий кандидат
произвел  на  хозяина  вполне  благоприятное  впечатление, и он
предложил юноше садиться и продолжил экзамен доброжелательно  и
приветливо.   Затем  хозяин  попросил  у  Роберта  аттестаты  и
написанную им автобиографию и,  вызвав  звонком  слугу,  сделал
краткое распоряжение, после чего слуга безмолвно проводил юного
богослова  в  комнату для гостей, куда немедленно явился другой
слуга, принесший чай, вино, ветчину,  масло  и  хлеб.  Молодого
человека   оставили   одного   за  столом,  и  он  как  следует
подкрепился. Потом, удобно  расположившись  в  высоком,  обитом
синим  бархатом  кресле,  он  некоторое время размышлял о своем

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.