Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

почтение к которым заложено в него воспитанием. При этом он не
задумывается над тем, откуда взялись эти обязанности, как они
соотносятся между собой и т.д. Он может считать себя верующим, однако
его религиозность будет поверхностной и стереотипной. Чтобы жить со
спокойной совестью, ему достаточно формально выполнять предписания
своей церкви и участвовать в установленных обрядах. Короче говоря,
обычный человек опирается, не задумываясь, на безусловную реальность
обыденной жизни. Он крепко держится за земные блага, которые имеют
для него позитивную ценность. Таким образом, земное существование
практически является для него самоцелью. Даже если он верит при этом
в будущий рай, вера его является чисто теоретической и академической.
Да и попасть в этот "рай" он будет стремиться как можно позже.
	Тем не менее может случиться, и время от времени это случается,
что этот "обычный" человек претерпевает в своей душевной жизни
внезапную трансформацию, которая застает его врасплох и пугает.
Иногда эта трансформация наступает в результате многих разочарований,
а нередко и сильного душевного потрясения, например, вследствие
потери близкого человека. Однако порой она протекает без внешних
причин: среди полного благополучия и благоволения судьбы возникает
неопределенное беспокойство, чувство неудовлетворенности и внутренней
пустоты. Человек страдает от отсутствия чего-то неопределенного,
того, что сам он не может ни назвать, ни описать. Постепенно приходит
чувство нереальности, суетности будничной жизни. Личные интересы,
которые до сих пор занимали человека и целиком заполняли его, как бы
блекнут и теряют свою важность и ценность. На передний план
пробиваются новые вопросы: человек начинает размышлять о смысле
жизни, о причинах явлений, которые прежде воспринимались как сами
собой разумеющиеся - он размышляет об истоках собственного и чужого
страдания, об оправдании человеческого неравенства, о происхождении и
цели человеческого существования.
	На этом этапе нередки заблуждения. Многие, не понимая смысла
этого нового состояния души, рассматривают его как нагромождение
причуд и болезненных фантазий, поскольку оно очень мучительно,
всячески стараются его подавить. Боясь "сойти с ума", они делают все
возможное, чтобы вновь погрузиться в конкретную реальность, которая,
как им кажется, грозит от них ускользнуть. В ходе этой борьбы
некоторые с удвоенным рвением бросаются в водоворот жизни и жадно
ищут новых занятий, возбуждений и ощущений. Иногда таким путем им
удается приглушить свое беспокойство, но почти никогда не удается
избавиться от него совсем. Оно, это беспокойство, бродит в глубинах
их существа, растворяет устои обыденной жизни и через какое-то время,
иногда даже через несколько лет, с новой силой вырывается на
поверхность сознания. Теперь это беспокойство становится еще
мучительнее, внутренняя пустота - еще невыносимее. Человек чувствует
себя уничтоженным, все, из чего состояла его прежняя жизнь, кажется
сном, опадает, как пустая оболочка. В то же время новый смысл еще не
появился, и порой человек не просто ничего не знает о нем, но даже не
подозревает о возможности его существования.
	Часто к этому страданию добавляется еще моральный кризис,
пробуждается и углубляется этическое сознание, человек терзается
тяжким чувством вины и раскаяния за прошлые свои дела. Он сурово
судит себя и впадает в полное уныние.
	Естественно, в этом состоянии легко являются мысли о
самоубийстве, прекращение своего физического существования кажется
логическим разрешением внутреннего краха.
	Отметим, что это лишь общая схема протекания подобных
переживаний. В действительности здесь возможны различные
индивидуальные особенности: одни вообще не испытывают острой стадии6
другие оказываются в ней совершенно внезапно, без предварительных
этапов, у третьих господствуют навязчивые философские сомнения, у

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.