Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обязательных идеологических установок.  Все это показывало, что
руководитель    государства    играет,    пожалуй,   с   огнем.
Предпочтительнее было сделать шаг назад,  попытавшись  неуклюже
разъяснить,  что покойный деспот был хоть и деспот,  но, как ни
странно, образцовый коммунист и что не следует сокрушать в прах
все, что им сделано. Литература, искусство, человеческая мысль,
едва высунувшиеся наружу,  были заботливо водворены на  прежнее
место.   И  некоторые  люди,  озираясь  с  недоумением,  начали
убеждаться,  что есть нечто общее между курсом третьего вождя и
давними  эпохами  Бориса  Годунова  и  Александра II:  два шага
вперед - полтора назад.  А впереди,  согласно печальному закону
российской   истории,  уже  маячил  призрак  реакции,  то  есть
поворота  вспять,  как  это  уже  случилось  некогда  в   конце
царствования  Бориса и при Шуйском,  а позднее - при Александре
III и Николае II.
     И все-таки при сравнении нового режима с режимом Сталина у
всякого становилось теплее на сердце.  Третий вождь был простым
человеком,  любившим  жизнь  и искренне желавшим,  чтобы хорошо
жилось не только ему,  но и всем.  К сожалению,  однако, благих
желаний недостаточно для того,  чтобы на земле воцарился мир, а
в  человецех  -  благоволение.  Если  бы   на   нашей   планете
существовали только государства социалистического лагеря, можно
было  бы   покончить   с   собственной   военной   машиной,   а
освободившиеся средства употребить на улучшение жизни масс. Но,
поскольку закрыть Америку не удалось даже Сталину,  приходилось
одной   рукой  форсировать  испытания  новых  и  новых  средств
массового уничтожения и будоражить освободительное  движение  в
странах капитализма,  а другою - выпускать белых голубков мира,
чтобы любоваться их курбетами на  фоне  грозных  туч.  Хотелось
даже  самому превратиться в такого голубка и с пальмовой веткой
в клюве перепархивать из страны  в  страну  -  в  Югославию,  в
Индию,  в Бирму,  в государства мусульманского Востока,  даже в
упрямую и недоверчивую Англию.  Но так как голубок летал  в  то
самое  время,  как по глубинным пластам передавались содрогания
от разрыва новых и новых экспериментальных  бомб,  то  всеобщий
парадиз   оставался  лишь  в  мечтах,  нисколько  не  влияя  на
трагическую реальность.
     В том-то  и  было  несчастье,  что  руководство  никак  не
решалось  пойти  на  уступки  капитальные:  ведь   единственной
серьезной  уступкой,  способной  убедить  врага  в  искренности
русского миролюбия,  был бы отказ от курса на  революционизацию
всех  стран,  прекращение  поддержки соответствующих движений в
Европе,  на Ближнем Востоке,  в Африке,  в  Латинской  Америке.
Сколь  прикровенно  ни совершалась эта поддержка,  изобличающие
факты выпирали то здесь,  то  там,  обесценивая  все  тирады  о
мирном  сосуществовании и возбуждая в великих капиталистических
державах взрывы негодования и  злобы.  Особенно  неистовствовал
Стэбинг,  опутавший  щупальцами своих монополий и торговых фирм
чуть ли не половину Энрофа. Однако экономического порабощения и
высасывания ему было мало, это была только ступень. Поскольку в
политическом  отношении  эти  страны  оставались  независимыми,
постольку  в  них не могла порождаться в заметных размерах и та
эманация государственных чувств,  которая была бы направлена  к
Соединенным  Штатам и служила бы пищей для Стэбинга и для всего
населения  американского  шрастра.  Поэтому  Стэбинг   не   мог
удовлетвориться только экономическим проникновением в эти земли
-  ему  требовалось  и  политическое  их  подчинение,   которое
сопровождалось  бы  включением  их  в  государственную  систему
Соединенных   Штатов,   в    их    административно-полицейскую,
идеологическую  и  воспитательную  систему,  порождающую бурную

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.