Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В лагерях создавался режим, убивавший не только физически,
но  и  духовно.  Доведенные  до  потери  человеческого   облика
издевательствами,  непосильным трудом, слежкой друг за другом и
доносами,  недоеданием и недостатком медицинской  помощи,  люди
задолго   до  своей  смерти  утрачивали  волю  к  нравственному
сопротивлению.  Политических заключенных, половина которых была
неповинна  ни  в  чем,  а  половина  другой  половины виновна в
проступках,  за которые в любом другом государстве их присудили
бы  к  нескольким  неделям  заключения  или  к  незначительному
штрафу, - этих людей вплоть до 1949 года расселяли вперемешку с
бандитами,   с   прожженными   убийцами   и  насильниками  и  с
несовершеннолетними, которых общение со взрослыми преступниками
развращало  до конца.  Мысль об исправлении преступников никому
не приходила даже в голову,  и лагеря превратились в гигантские
растлевалища.   Между  национальными  группами  провоцировалась
вражда,  доходившая до  взаимных  кровавых  побоищ.  Воцарилась
обстановка,  в  которой  только  единицы  могли  выдержать,  не
искалечившись  психически  и  морально.   Основную   же   массу
несчастных  освобождение  не  ожидало  и  за гробом:  растление
своего эфирного тела и груз кармы увлекают эти  скопища  душ  в
серые котловины Скривнуса,  в безмолвную тьму Морода,  в жуткий
Агр,  и всего Синклита России не хватало на то, чтобы облегчить
и ускорить их подъем из угрюмых чистилищ.

     Он к  неизведанным безднам
     Гонит людей как стада,
     Посохом гонит железным...

     Когда эта книга сможет увидеть свет,  увидят его и десятки
других,  -  и личных воспоминаний,  и документальных сводок,  и
исторических исследований,  которые  с  исчерпывающей  полнотой
воссоздадут  картину  того  массового  кошмара,  в который было
погружено существование двадцати - если не более  -  миллионов.
Раскроются  до  конца  и  отдельные  преступления  над крупными
деятелями  Советского  государства:  странная  история  о  том,
зачем,  как  и  по  чьему внушению был убит Киров,  как погибли
Коссиор,   Постышев,   Рудзутак,   Орджоникидзе,   Тухачевский,
Куйбышев,  Вознесенский,  Жданов; каким чудом удалось уберечься
от такого же конца Хрущеву,  Маленкову,  даже самому  Молотову.
Наши внуки узнают,  зачем и почему были оборваны жизненные пути
таких  деятелей  культуры,  как  Всеволод   Мейерхольд,   Борис
Пильняк, Осип Мандельштам, Николай Клюев, Сергей Клычков, Артем
Веселый,  Николай Вавилов,  Павел Флоренский.  Но они не узнают
никогда,  сколько  замечательных талантов,  сколько писателей и
поэтов,  художников и артистов,  мыслителей и ученых, чьи имена
могли  бы  стать  гордостью  России,  но остались не известными
никому,  а от творений их не сбереглось даже пепла,  -  сколько
таких  творцов  было уничтожено сатанинской машиной,  носившей,
точно в насмешку, наименование органов "безопасности".
     Нельзя, конечно,     найти     ни    одного    смягчающего
обстоятельства  при  рассмотрении  деятельности  таких  палачей
народных множеств,  как Ежов,  Абакумов и Берия. Но ребячеством
была бы попытка переложить исключительно на них ответственность
за эти гекатомбы.
     Достаточно ясно,  чья верховная воля действовала через эти
зловещие фигуры и какой инспиратор,  поочередно ставя их к рулю
дьявольской машины,  думал,  что сам он останется  при  этом  в
глазах  народа  суровым,  но справедливым,  как пастырь телес и
душ.
     Но тот,   кто   сеял   кругом   этот   панический,   почти

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.