Случайный афоризм
Поэтами рождаются, ораторами становятся. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сих пор разрушались только дела  рук  человеческих,  теперь  же
очередь доходила до дела извечного, нерукотворного...
     - Гони!  - скомандовал он будочникам, вскидывая глазами на
колышущуюся толпу.
     Борьба с природой восприняла начало".
     Борьба с природой!..  - Общепринято мнение,  что в  образе
Угрюм-Бурчеева Щедрин воспроизвел - разумеется,  в сатирическом
преломлении - образ Аракчеева.  Это доказывается  и  некоторыми
чертами  внешнего  сходства  между  щедринским героем и обликом
гнусного временщика и  явной  пародией  на  военные  поселения,
которую представляла собой административная и градостроительная
система,  мечтавшаяся Угрюм-Бурчееву.  Ясно также,  что в  этом
образе  отразился в какой-то мере и реальный исторический образ
другого  деспота,  наложившего  на  Россию  еще  более   резкий
отпечаток, и к тому же более близкого к Щедрину хронологически:
образ Николая I.  Но...  борьба с  природой?  Ни  Аракчеев,  ни
Николай  не  сносили  городов с лица земли,  дабы строить на их
месте новые,  по их скудоумному ранжиру разграфленные;  ни тот,
ни  другой  не  сгоняли все население на бессмысленную и слепую
борьбу с природой.
     Наконец, горы мусора запрудили реку.
     "Раздался треск,  свист и какое-то громадное клокотание...
Затем  все  смолкло;  река  на  минуту остановилась и тихо-тихо
начала разливаться по луговой стороне.  К вечеру разлив был  до
того  велик,  что не видно было пределов его,  а вода между тем
все прибывала и прибывала.  Откуда-то слышался  гул;  казалось,
что где-то рушатся целые деревни и там раздаются вопли, стоны и
проклятия. Плыли по воде стоги сена, бревна, плоты, обломки изб
и, достигнув плотины, сбивались в кучу в одном месте".
     Известно, что замыслы  Угрюм-Бурчеева  потерпели  крах  на
следующее  же  утро.  За  ночь  река размыла и унесла плотину и
снова   двигалась   в   своих   берегах.   Тогда   ошеломленный
преобразователь  решил уйти от реки и построить мечтаемый город
Непреклонск на новом месте,  на ровной  как  скатерть,  низине.
Там, наконец, его сморило и он заснул с топором в руке.
     "Изнуренные, обруганные  и  уничтоженные,  глуповцы  после
долгого перерыва в первый раз вздохнули свободно. Они взглянули
друг на друга - и вдруг устыдились. Они не понимали, что именно
произошло  вокруг  них,  но  чувствовали,  что  воздух наполнен
сквернословием и что далее дышать в  этом  воздухе  невозможно.
Была  ли у них история,  были ли в этой истории моменты,  когда
они имели возможность проявить свою самостоятельность? - ничего
они    не   помнили.   Помнили   только,   что   у   них   были
Урус-Кугуш-Кильдибаевы,  Негодяевы,  Бородавкины и в довершение
позора  этот  ужасный,  этот  бесславный  прохвост!  И  все это
глушило, грызло, рвало зубами - во имя чего? Груди захлестывало
кровью,  лица  судорожно  искривляло  гневом при воспоминании о
бесславном идиоте,  который с топором в  руке  пришел  неведомо
отколь  и  с  неисповедимой  наглостью  изрек смертный приговор
прошедшему, настоящему и будущему..."
     Угрюм-Бурчеев проснулся   и   возвратился   к   сооружению
Непреклонска,  но атмосфера  неуловимо  изменилась.  "Он  начал
нечто подозревать.  Его поразила тишина во время дня и шорох во
время ночи.  Он видел, как с наступлением сумерек какие-то тени
бродили  по городу и исчезали неведомо куда,  и как с рассветом
дня те же самые тени вновь появлялись в городе и разбегались по
домам.  Несколько дней сряду повторялось это явление,  и всякий
раз он порываются выбежать из дома,  чтобы  лично  расследовать
причину ночной суматохи, но суеверный страх удерживал его".
     Цитаты кончились.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 : 405 : 406 : 407 : 408 : 409 : 410 : 411 : 412 : 413 : 414 : 415 : 416 : 417 : 418 : 419 : 420 : 421 : 422 : 423 : 424 : 425 : 426 : 427 : 428 : 429 : 430 : 431 : 432 : 433 : 434 : 435 : 436 : 437 : 438 : 439 : 440 : 441 : 442 : 443 : 444 : 445 : 446 : 447 : 448 : 449 : 450 : 451 : 452 : 453 : 454 : 455 : 456 : 457 : 458 : 459 : 460 : 461 : 462 : 463 : 464 : 465 : 466 : 467 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.